на главную
На главную
 походы отчёты документы  в народ
Admin

СКАНДИНАВСКИЕ ГОРЫ – ВЗГЛЯД ИЗНУТРИ.

На широтах близких к Северному полярному кругу я ходил в горах Урала, Хибин, Чукотки, Таймыра, т.е. на территории государства Российского с его необъятными просторами. В 2014 году меня пригласили в лыжный поход по Скандинавским горам на территории Швеции. Конечно, интересно попутешествовать в горах шведской, «сказочной» Лапландии.
Группа туристов укомплектовывается, ее численность постепенно доходит до семи человек. Но как это часто бывает, некоторые участники по каким-либо причинам отказываются. Нас остается четверо. Я не в лучшей спортивной форме – заболел. Но меньше четырех человек на маршрут не заявишь. Окончательный состав команды: Машников Александр (г.Саратов) – руководитель, Тимонин Александр (г.Балаково, Саратовская обл.), Виденеев Валерий (г.Стерлитамак) и я (г.Уфа).
Саратовцы добираются в Швецию на своей машине, а «башкирцы» сначала поездом, потом самолетом. Формирование и распределение снаряжения, продуктов, медицинской аптечки, ремонтного набора идет одновременно с закупкой билетов и оформлением документов на визу. Я еще дополнительно прохожу медицинский осмотр и ряд дополнительных анализов. По времени нахожусь в цейтноте. 13 марта получаю загранпаспорт с визой. 14 марта медики сообщают, что нужен двухмесячный курс лечения. На 16 марта билет на отбытие в «сказку»…? – «кто виноват» уже не важно, а только? – «что делать». Закупаю лекарства, пакую рюкзак и в путь-дорогу.
Из Уфы по железной дороге до Москвы и далее самолетом через Стокгольм в аэропорт города Лулео добираюсь без приключений. Получаю багаж, и почти сразу же приезжают саратовцы. Мы доезжаем до маленького поселок Nikkaluokta (Никкалуокта). Отсюда начинается и здесь заканчивается наш маршрут. Предстоит пройти по заснеженным долинам и перевалам. Машников уезжает встречать Валеру прилетающего в г. Кируна и доставляет его в Nikkaluokta. В это время я со вторым Александром стартуем по накатанной скутерами и собачьими упряжками дороге. Пасмурно, безветренно. Вдоль дороги кустарник, участки низкорослого леса – подгнившие березы. Ночуем в часе ходьбы от туристического центра в Kebnikaise (Кебникайсе). Горный массив Kebnikaise – это национальный парк, здесь находится и самая высокая вершина Швеции – Kebnikaise (2111 м). Популярное место у туристов, откуда они делают восхождение на эту вершину по нескольким маршрутам. Вечером и ночью подморозило, температура ниже 20 градусов.
Вчера у меня слетел камус с лыжи. Приклеить его на морозе не удается, делаю «оплетку» из репшнура. Выходим к перевалу Tarfala. Серия спусков и подъемов приводит к домикам метеостанции STF Tarfalastugan, у подножия этого перевала. По пути фотографировали оледеневшие голубые струи водопадов. Просматриваем рельеф перевала. Вспоминаю английские слова, договариваемся с начальником «базы» и оставляем на хранение часть продуктов. Возвращаемся к своей палатке. Там нас уже ждут руководитель и Валера.
В шестом часу утра направляемся в Kebnikaise. В туристском комплексе Валера покупает беговые лыжи, затем заходим в мастерскую. К нашему сожалению, сервис по приклеиванию камусов к лыжам здесь не предусмотрен. Поэтому мы фиксируем камусы армированным скотчем.
К подножию вершины Kebnikaise решили выйти по красивому, но узкому и извилистому каньону. Идет снег, достаточно сильный ветер. По дну каньона под сугробами снега течет ручей. Я иду замыкающим, за сто килограммовым Валерой и … одна за другой лыжи проваливаются под лед! Падаю… Я переодеваюсь. Обед. Дуэт Александров разведывает путь вперед, и небольшая лавина, соскользнувшая с карниза на склоне, освежает своим дыханием лица закоренелых туристов. Впереди в каньоне еще много таких сюрпризов. Большая вероятность падения с них снега. Возвращаемся и огибаем этот хребет по широкой долине до следующей долины, ведущей также к вершине Kebnikaise.
24 марта. Сегодня бы исполнилось 57 лет моему брату Игорю, если бы он не погиб 4 года назад.
Рано утром начинаем затяжной пологий подъем по долине к подножью вершины. От подножья горы крутизна склона резко возрастает до 20 и более градусов. Я поднимаюсь на лыжах метров на 150. Валера уходит низом на перевал. Дуэт «А.А.» оставив лыжи внизу, поднимается прямым путем на вершину. Мне приходится спуститься на перевал и отдать Валере его кошки. Далее я продолжаю подъем уже с перевала по более сложному пути. Метров через 100-150 приходится снять лыжи, т.к. фирн становится очень жестким, а склон еще круче градусов на десять. Появляются небольшие участки льда. Поэтому выхожу на камни и уже по ним продвигаюсь вверх. Лыжи «тормозят». Меня обгоняет группа «иностранцев» идущих налегке. Они здороваются: «Hello». Я уже уставший, отвечаю: «I speak english very bad», «Ich spreche deutsh sehr schlecht». На том и расходимся. Они вверх, я… туда же. Позже выяснилось, что это была словакская группа и они хорошо говорят по-русски. Встречаюсь с Александрами, и мы спускаемся до маленького домика, занесенного снегом на высоте примерно 1920 метров. Подходит и Валера. Продолжаем спуск по пути «саратовцев». У подножья вершины одеваем лыжи, и катимся к палаткам. Здесь долго не задерживаемся. Снимаем лагерь и по долине реки мимо домиков идем по маркированной для скутеров трассе. Навстречу пять лыжниц с собакой. На метеостанции люди тоже ходили с собакой. Видимо зубастые наши меньшие братья чувствуют лавины. Скорее всего? лыжницы направляются к домику, т.к. светового времени остается мало. Сила ветра значительно возросла. Выходим к большому камню. Бивуак. Вообще mountain station (кемпинговые домики) широко распространены в этом районе. «Иностранцы» ходят на беговых лыжах с небольшими рюкзаками от одного к другому. В свое время в походах по австрийским и итальянским Альпам я такие рюкзаки называл кошельками. Здесь домики деревянные одноэтажные, как в наших глухих деревнях. А в Австрии, Италии и Германии они могут быть двух и трехэтажные, построены из камня и на высотах до 3000 метров.
Движение по долинам представляет серию чередующихся ровных участков и участков подъемов и спусков с холмов. В Швеции популярно мчаться по ним на скутерах или собачьих упряжках. Эти пути-трассы промаркированы вешками.
Плавный длительный подъем по леднику выводит нас к самому перевалу. Всего тридцать метров вверх и мы на перевале. Затем следует спуск и подъем на следующий перевал Tarfala. Его седловина это широкое каменисто-снежное плато. Группа «иностранцев» проходит перевал в обратном направлении. Крутой спуск от 25 до 40 градусов. Я отстаю от группы. Крепления ски-туровских лыж рассчитаны на ботинки с широким носком, а у меня горные с узким носком. В результате на поворотах носок сдвигается в сторону и вылетает из крепления. Да и армированный скотч через некоторое время сдирается об фирн и камни, и камуса тоже слетают. Это мой первый поход, в котором иду на ски-турах. Вещь хорошая, но надо знать особенности ее эксплуатации и быть готовым устранять неисправности.
Относительно другого снаряжения хотелось бы отметить гортексовую куртку и брюки фирмы «БАСК». Они хорошо выполняют функции защиты от влаги и ветра: не промокают на мокром снегу, не продуваются на сильном ветру. Но «дышащие» свойства меньше по сравнению с другими аналогами. При работе, а в походах она неизбежна, «мокнешь» изнутри. Впереди идущим участникам останавливаться и ждать отстающих, во влажной одежде не только не комфортно, но они начинают мерзнуть. Более легкие и лучше дышащие аналоги, незначительно уступающие по защите от ветра, будут в этом случае более предпочтительны в жестких условиях эксплуатации. При проваливании в сугробы, если неодеты фонарики, то снег может попадать в ботинки через зазор ботинки-брюки. Если придумать и сделать «фиксаторы» на низ брючин к ботинкам, то тогда можно ходить и без фонариков по глубокому снегу.
Спустившись наполовину высоты склона, приходится снять лыжи и идти по сугробам пешком напрямую вниз. В долине прохожу через озеро на лыжах. Устанавливаем палатки по соседству с mountain station.
В дни похода я все делаю медленно, сказывается прием лекарств – несколько таблеток за завтраком, обедом и ужином. Нахожусь в заторможено-сонном состоянии. Ребята по этому поводу подшучивают, особенно Валера: «старый бабай, а туда же – в поход пошел». А соседняя палатка, где живут саратовцы – над нашей палаткой, т.к. мы с Валерой самые «старые» по возрасту.
До обеда ребята сходили через перевал на вершину. Там был сильный ветер. После обеда, несмотря на усиливающийся ветер, выходим на технически простой перевал. Ветер очень сильный, возможности идти в лыжах, нет никакой. Продвигаемся вдоль каменной гряды. Периодически «набегающие» порывы ветра заставляют останавливаться, чтобы не упасть. Выхожу на перевал. Дальше все вместе спускаемся, видимость два три десятка метров. Ветер «озверел», сбивает меня и руководителя с ног. У него отрывается транспортный мешок-волокуша и скрывается в вихре метели. Продолжаем спуск, временами падая на склон и пережидая «удары» ветра. У подножия перевала находим волокушу. У меня привязанный к рюкзаку коврик разрезается веревками, мгновение и его нет. Под ногами снег-крупа, иглу не построишь. Светового времени остается мало. Направляемся в сторону реки, где есть лес, хотя это нам не по пути. Попадается участок-площадка твердого фирна. Дружно строим круговую стенку и под ее прикрытием устанавливаем в яму палатки. Пурга продолжается всю ночь и утро. Откапываемся.
За завтраком Машников Александр попросил дать всем дополнительно по куску сала. На что Валера с неохотой, его доставая, сказал: «Вам хохлам все сало да сало, все мало, да мало».
К обеду устанавливается хорошая погода. Ветер прекращается и даже выглядывает солнышко – в первый раз за все дни. Проходим несколько озер и устраиваемся на ночевку.
Перед нами перевал, который по имеющейся у нас информации никто из Россиян не проходил. Поэтому приготовили спецснаряжение. По 25-ти градусному склону подъем на лыжах метров 150, далее по камням и фирну (уклон 35 град.). Последние пятьдесят метров перевального взлета по плотному фирну (крутизна 40 град.) преодолеваем в кошках. Спуск с перевала не представляет сложности – это протяженный снежный склон, крутизной примерно 15 град. Далее уходим по долине влево под следующий перевал. День в разгаре. Температура перевалила 0 градусов в плюсовую сторону. Легкий подлип. Это позволяет мне на лыжах подняться более чем на триста метров по 25-30 градусному склону. Выше идет участок плотного фирна, крутизной до 40 градусов. Одеваем кошки – есть куда лететь. Сто метров «взлета» – позади. Вышел на ребро вершины. С него простой спуск 50 метров до перевала. Перевал представляет собой огромное заснеженное каменистое поле, размерами более 1 км на 1 км. Имеется деревянный домик, в котором мы обедаем. Спуск очень протяженный пологий склон, крутизной примерно 15 град.
Подъехали к входу в очередную долину. Палатки ставим в метель рядом с mountain station. Пургуем ночь и следующий день. После завтрака каждый участник занимается своими делами-заботами. Все думаем: заходить ли в узкую лавиноопасную долину. Командир колдует над картой.
Я чувствую себя слабым. За тридцать лет занятий туризмом несколько раз выходил на маршрут больным. Но организм мобилизовывался и самовосстанавливался без употребления лекарств. Тогда работал наравне со всеми, т.е. не в ущерб спортивной составляющей похода. В этот раз восстановиться не удалось, даже с принятием «допингов». Значит… - пришла старость. Надо пересматривать концепцию подхода к походам!? С лыжных и горных акцент переносить на пешие и водные. Да и болезнь болезни рознь. Врачи что-то не больно разговорчивы…
Пурга немного ослабла. Но ветер сильный, видимость плохая. Большинством участников решаем и после обеда выходим в путь. Иду тяжело. Иногда на спусках подводят крепления или камусы, тогда падаю и все больше отстаю от группы. Очередной mountain station у дороги-трассы и «иностранцы». Снимаю лыжи и топаю пешком, постепенно догоняя группу. Ночевка у ручья.
Следующий день самочувствие хорошее. Легкий морозец и первый день, когда много солнца. Над горами летит вертолет, нас обгоняют «иностранцы», катящиеся на собачьих упряжках. Сворачиваем с дороги и в некрасивом березовом лесу ночуем.
Утром выглядываем из палатки - вершины затянуты белой пеленой, идет мелкий снег. Ребята выходят на восхождение на вершину, выше 1000 метров, расположенную на пересечении координат 68°N 19°E. Они надеются, что к их приходу погода улучшится. Я выхожу следом за ними, поднимаюсь выше запертого домика на плато между вершинами. Погода остается хмурой. Возвращаюсь. Подходят участники. Фотосессия удалась, точка конфлюенции взята.
После обеда появилось солнце, но загорать некогда. По дороге приходим в городок Nikkaluokta – финиш маршрута. Машников на машине отвозит нас в частную русскоязычную гостиницу, находящуюся в 17 км дальше Nikkaluokta. Здесь сходили в сауну, поговорили с хозяевами, привели себя в порядок.
На следующий день наши пути расходятся. Дубль Александров свет Николаевичей уезжают на один день Норвегию и потом домой в Саратов. Я и Валера едем на автобусе в город Кируна (Швеция), а затем на поезде в Нарвик. Откуда уезжаю на поезде в город Лулео (Швеция) и затем самолетом с пересадкой в Стокгольме в Москву, а оттуда на поезде прибываю 10 апреля домой в Уфу.
В Лапландии снежную королеву увидеть не удалось. 12 апреля днем самолетом лечу в Катманду (Непал). Может в Гамалайских горах увижу йети?

Участник похода по Скандинавским горам
Новоселов Сергей
16.03-10.04.2014 г. Швеция


в начало
В начало
 Пишите на на главную
На главную