на главную
На главную
 походы отчёты документы  в народ
Admin
 

ФЕДЕРАЦИЯ СПОРТИВНОГО ТУРИЗМА  –  ОБЪЕДИНЕНИЕ ТУРИСТОВ МОСКВЫ

АНАБАРСКОЕ НАГОРЬЕ

ОТЧЁТ

о лыжном походе 6 (шестой) категории сложности по Анабарскому нагорью,
совершенном с 17 марта 2011 года по 21 апреля 2011 года.

Маршрутная книжка №1–2–602
Руководитель группы Чхетиани Отто Гурамович
Заместитель руководителя: Лапшин Евгений Владимирович
121096, г.Москва, ул.Кастанаевская 12–1–135
т. 8 499 142 90 71
e–mail: ochkheti@gmail.com

Оглавление

    Справочные сведения (Паспорт спортивного похода/путешествия)
  1. Планирование маршрута и организация путешествия.
  2. График движения и данные метеонаблюдений.
  3. Историко–географический очерк.
  4. Физико–географическое описание района путешествия.
  5. Историко–этнографический очерк.
  6. Техническое описание прохождения группой маршрута.
  7. Географические координаты перевалов и ночевок.
  8. Перечень наиболее интересных природных, исторических и др. объектов (занятий) на маршруте.
  9. Дополнительные сведения о походе.
    • 9.1. Специальное снаряжение (общественное).
    • 9.2. Специальное снаряжение (личное на 1 человека).
    • 9.3. Особенности общественного и личного снаряжения.
    • 9.4. Особенности организации питания в походе.
  10. Стоимость проживания, питания, снаряжения, средств передвижения.
  11. Итоги, выводы и рекомендации по прохождению маршрута.
  12. Список литературы и используемых карт.

Справочные сведения (Паспорт спортивного похода/путешествия)

1. Проводящая организация:

Поход организован Федерацией спортивного туризма – Объединением туристов Москвы.
Выпускающая организация – Маршрутно–квалификационная комиссия «Федерации спортивного туризма–Объединения туристов Москвы».

2. Страна, республика, край, область, район, подрайон, массив.

Россия, Таймырский Долгано–Ненецкий район Красноярского края, Оленекский улус Республики Саха (Якутия), Анабарское нагорье, Оленекское нагорье.

3. Общие справочные сведения о маршруте.

Вид туризма

КС похода

Протяжённость похода (км)

Продолжительность

Сроки проведения

лыжный
шестая
734 км
35 дней/33 дня.
18.03.2011  –21.04.2011

4. Подробная нитка маршрута.

с.Хатанга – пос.Каяк – р.Котуй – р.Эриечка – пер. 277 м (1А) – р.Кысыл–Хая–Юрях – пер.318 м (н\к) – р.Хара–Тас–Сулуда – пер. 426 м (н\к)  – р.Урюнг–Тас–Сулуда – пер. 420 м (н\к) – р.Буом–Пастах – пер. 410 м (н\к) – р.Каменистый – пер. 403 м (н\к) – р.Далдын – пер. 377 м (н\к) – р.Медвежья – р.Мас–Диэки–Сала – пер.505 м (н\к) – р.Тыкы–Бастах – пер. 456 м – р.Фомич – останец 517 м  – останец Кадарчан – пер. 550 м – р.Сиэх–Чёнгёлёгё – пер. 624 м – р.Арбын – р.Арбын – Ортоку–Салата – пер. 601 м – р.Правый Кириестих–Юрях – р.Котуйкан – р.Левый Кириестих–Юрях – пер. 596 м – р.Адардах–Болоно – р.Абар – пер. 560 м – р.Малый Кюэльлях – р.Кюэльлях – пер. 596 м – р.Котуйкан – р.Суруктах – пер. 662 м – р.Капрал – траверс Возвышенности Халчаганахта + в. 906 м + юго-восточный гребень в. 906 м (1Б) – р.Сумалах–Хатырык – пер.382 м – р.Хатырык – пер.471 м – р.Большая Куонамка – р.Сербейян – р.Листвянка – пер. 458 м – р.Балаган–Сала – р.Кенде – р.Матыра – р.Харан – пер.311 м – р.Чопкоки – р.Куранах – р.Кенде – пер. 309 м – р.Чурбукулах – пер. 300 м – р.Майында – р.Светлый – пер.324 м (Оленекский) – р.Оленек –пос.Харыялах – пос.Оленек.

5. Обзорная карта района похода.

anabar-route-2011.jpg

6. Определяющие препятствия маршрута.

higraf.emfВысотный профиль маршрута. Высотный график похода, построенный по показаниям GPS-навигатора.

temperature.emf Температурный график. Температурные измерения на маршруте на маршруте в течение ходового дня.


Ветровой режим. Измерения скорости ветра на маршруте в течение ходового дня. Синий цвет – средние значения, красный цвет – порывы. В правом верхнем углу приводится роза ветров, построенная по средним значениям (синим) скорости ветра.

Общее количество перевалов –24
Перепад высот на подъем: 9952 м
Перепад высот на спуск: 9804 м
Количество безлесных ночевок: 24
Количество лесных ночевок: 11

7. Список группы. Ф.И.О., адрес, телефон, e-mail, руководителя и участников.

N

Ф.И.О.

Г.Р.

       Тур.опыт     

Обязанности

Адрес

Фото

1

Чхетиани
Отто
Гурамович

1962

 6 к.с. Забайкалье,  Плато Путорана , Верхоянский хребет (3xЗам.Рук.) 5 к.с. Забайкалье (1xУ), Полярный Урал 4 к.с. (1хР)
Горный  6 к.с. Ц.Памир, Ц.Тянь–Шань, Аляска, Куньлунь (1Р,3xЗам.Рук.,4xУ),
5 к.с. С.Памир, Ц.Тянь–Шань (2xР) Кавказ, Памир (2хУ),
Пеший   6 к.с. Куньлунь (2xР);

Руководитель, штурман,
Фотограф, казначей

Москва

2

Лапшин
Евгений
Владимирович

1955

Лыжный  6 к.с. Черского, Полярный Урал, Ямал, Гыдан, Таймыр (3xР,3хУ)
5 к.с. Полярный Урал, Тува  (2хР)
Горный   6 к.с. Памир (У), 5 к.с. Памир, Тянь–Шань (7xР)

Зам. Руководителя, штурман, тренер

Москва

3

Белоусова
Светлана
Владимировна

1968

Лыжный  6 к.с. Приполярный Урал, Полярный Урал, Ямал, Гыдан, Таймыр (5xУ)
Горный 5 к.с. Кавказ, Ц.Памир, С.Тянь–Шань (3хУ)

Завхоз, Зам.полит.

Москва

4

Иванов
Василий
Эдуардович

1974

Лыжный  5 к.с. Плато Путорана (У),
Горный 6 к.с. Куньлунь (У),
Пеший 6 к.с. Куньлунь (У); 5 к.с. Кодар (2хУ) 4 к.с. Чукотка, Анабарское плато, Байкальский хр., Икатский хр, Кодар Кольский п–ов (7хУ)

Снаряженец, примусист

Москва

5

Сашов
Алексей
Анатольевич

1975

Лыжный  5 к.с. Зап.Саян (У), 3 к.с. Сев.Урал (Р)
Горный: 5 к.с. Алтай, Памир (2хУ), 2.к.с. Кавказ (Р)

Фотограф, рем.мастер

Москва

6

Куликов
Владимир
Павлович

1957

 Лыжный  6 к.с. (У) Кодар 5 к.с. Полярный Урал (У)
Горный: 5 к.с. Тянь–Шань, Памир (3хУ)
 КМС альпинизм (10х5Б, летний, зимний)

Примусист

Московская область г.Раменское

7

Рыжков
Андрей
Васильевич

1957

Лыжный  6 к.с. Кодар (У),  З.Саян, Б.Саян 5 к.с.  (2хУ)
Горный 5 к.с.  Тянь–Шань(У)
Пеший 6 к.с.  (У), хр.Черского 5 к.с. (усл.) 

Костровой, печник

Нижегородская обл. г.Саров
8

Акимова
Елена
Геннадьевна

1984

Лыжный  5 к.с. Ямал–Полярный Урал, 4 к.с. Приполярный Урал, 2 к.с. Кольский п–ов (У) 1 к.с. Юж.Урал (Р)
Горный 4 к.с  (У)

Видеооператор

Башкортостан, г.Салават
9

Черных
Михаил
Алексеевич

1970

Лыжный  6 к.с. Ямал–Гыдан (2хУ) 5 к.с.  Полярный Урал, (У), 4 к.с.   Приполярный Урал (У)

Медик

Челябинск

8. Адрес хранения отчета, наличие видео и киноматериалов.

В библиотеках ТССР и ФСТ-ОТМ.
Отчёт опубликован на сайте: http://www.manturs.narod.ru/

9. Поход рассмотрен МКК «Федерации спортивного туризма-Объединения туристов Москвы» (шифр МКК 177-00-566662520).

1. Планирование маршрута и организация путешествия.

Замысел пройти по Анабарскому нагорью возник  15 лет назад после успешного завершения похода по Плато Путорана. Мысли наши были направлены дальше на восток нашей Родины. Анабарское нагорье казалось логичным продолжением. Смотрели карты, атласы. Искали людей, бывших там. Пытались найти хоть какую–то информацию. Её на то время было немного. Однако уже тогда, во второй половине 90–х, стало понятно, что район этот будет совершенно иным по сравнению с Путоранами. Здесь не ожидались водопады. Рельеф должен был быть более сглаженный, но погодные условия могли быть жестче, поскольку район расположен севернее. Более всего в те годы было непонятно, как туда добираться и правильно построить маршрут. Центр плато казался вообще своеобразным полюсом недоступности.  Другие не менее интересные походы оттеснили в конце концов этот план. Вернулись мы к рассмотрению Анабара уже после лыжного похода по Верхоянскому хребту.

Стало известно, что район ввиду его перспективной золото и алмазоносности и выходов древнейших земных пород интенсивно исследовался в советское время и вплоть до начала 90–х годов прошлого века как прикладными, так и академическими геологами. Здесь бывали редкие незарегистрированные водные группы еще в 70–е годы, а сплавом по Котуйкану, заканчивали полевой сезон, отдельные участники геологических экспедиций.

С начала 2000–х годов, район Котуйкана стали посещать одна за другой водные команды. В 2001 году появился хороший фильм нашего старого знакомого В.Сараны "Анабар", где рассказывалось о природе, уникальном геологическом строении района и о сплаве по р.Котуйкан. Все группы залетали в район на вертолете из Хатанги. Фотографии В.Кочиной и А.Марчук, запечатлевшие совершенно необычные и уникальные заполярные пейзажи с каменными останцами и выходами древних пород с остатками первичной жизни и хорошую рыбалку, опубликованные в различных изданиях и интернете, многим запомнились. Именно с  "каменными стражами Котуйкана" и ассоциируется у многих сейчас этот район. Вместе с тем, все упомянутые объекты находятся уже на западной границе района  –  в среднем течении Котуйкана. Иные исследователи называют эти места прямо и просто –  Западным Прианабарьем.

В последние годы сплав по Котуйкану с гидами или просто его организацию стали предлагать и проводить туристские фирмы, как из Красноярска и Хатанги, так и Центральной России. Каждый год летом здесь оказывается не менее 2 –3–х групп. Все такие посещения района характерны  минимальной пешей составляющей, ограниченной радиальными фото–экскурсиями на ближайшие высоты или береговые обрывы. Приятным исключением из этого ряда оказался пеше–водный поход под группы в составе В.Ханина (рук.), В.Иванова, Д.Чернова и Л.Приходько в 2003 году. Прилетев в Саскылах ребята переправились на катере через реку Анабар и отправились на запад по северу Анабарского нагорья. Далее, пройдя Попигайскую котловину, верховья р.Фомич, вышли на Афанасьевские озера, откуда уже вышли на заключительный сплав по Эриечке и Котую до с. Каяк и на речном катере добрались до Хатанги.

Летом Анабарское нагорье посещается оленеводами из Оленека. Они приходят с юга по долинам рек Кенде и Сербейяна. Пересекают Большую Куонамку и по ее притоку Хатырыку поднимаются со стадами на нагорье, где проводят летние месяцы в верховьях Налима Рассохи, спасая свои стада от гнуса.

Зимних посещений района, как нам удалось выяснить, не было. Таким образом, Анабарское нагорье оставалось на конец первой декады XXI–го века одним из последних заполярных горных районов СССР и Российской Федерации, неосвоенных лыжными и пешеходными туристами.

Олег Маркович Розен – геолог, один из видных специалистов по Анабару, нам написал: «… для путешествия по Анабару фотографии не требуются... Могу помочь советом.

Это ровное как стол плато, но покрытое крупным, 35 м курумом, растений  –  никаких. Там пешком идти просто наказание. На лыжах  –  не ходил, не знаю. Вероятно можно, если снег не стаял. Однако на куруме, как я могу представить, снег испаряется  с камней раньше, чем везде, поэтому на лыжах, возможно, надо идти задолго до широкого снеготаяния.

Удобный способ мы использовали для проезда на вездеходе. Примерно с западюгозапада на востоксеверо восток коегде идут субпараллельные дайки. На поверхности это относительно ровная прямая полоса, ограниченная мелкими скалами, почти без курума при ширине до 100 м.  Можно ехать десятки километров, если направление подходит. Но нужны аэрофотоснимки, у нас были масштаба примерно 1:20 000.

Плато рассечено ущельями рек, где есть лес для костра, но склоны крутые  –  скальные обрывы, по руслу  –  камни, завалы. Реки для пересечения   существенное препятствие, для передвижения вдоль русла  –  скалисты и малопригодны более чем в половине случаев.

Геологами туристских наклонностей  хорошо проверен для сплава  маршрут вдоль по течению р. Б.Куонамка. Предполагаю, что  он уже выбран Вашими путешественниками. Путь по широкому замершему руслу без скал и порогов среди леса сулит успех. Здесь вопрос во времени. До апреля  –  морозы чудовищные, ледоход в Хатанге  –  1 июля, но в верховьях лед ненадежен гораздо раньше…»

Перед нами стояла задача со многими неопределенными факторами.

Подготовка к походу имела, таким образом, несколько составляющих.

Прежде всего, надо было выработать основную нитку маршрута, запасные варианты, пути  схода, исходя из реалий района.

С юго–востока района через Оленек на север вдоль Малой Куонамки и Анабара идет зимник (см. Схему 2) с нерегулярным движением, проходящий через села Жилинда, Эбелях и Саскылах, и доходящий до Юрюнг–Хаи, расположенной близ устья Анабара. Саскылах,Эбелях и Оленек связаны авиарейсом с городом Удачный. От Юрюнг–Хаи пробиваются отдельные мащины к с.Попигай и даже до Хатанги. Но это экзотика. Не далее, как перед нашим прибытием в Хатангу, через нее проехала группа московских джиперов, стартовавшая в Якутии и проехавшая всем указанным зимником, имея более мощную грузовую машину сопровождения, пробивавшую иной раз дорогу и везшую запасы топлива. С северо–запада расположен поселок Хатанга, связанный авиасообщением с Красноярском и Норильском.

Стало ясно, что маршрут может быть только линейным. Варианты заброски и выброски вертолетом не рассматривались.

Теперь надо было определить направление нашего движения – навстречу весне на юг, или от весны – на север. Анализ архивов данных по метеостанциям Хатанги, Саскылаха, Жилинды и Оленека за последние десять лет показал, что преимущественное направление ветров здесь западное или северо–западное. С другой стороны было также подозрение (скорее уверенность), что глубина снежного покрова и весьма вероятная его перемороженность в совокупности с отсутствием наста будут серьезным препятствием при начале линейного маршрута с полным весом с юга. Так что, начинать маршрут надо было с севера. Другим фактором здесь была и потенциальная возможность схода с маршрута при необходимости в восточном направлении к анабарскому зимнику, менее трудоемкая при движении с севера. Как нам стало известно, из Хатанги можно было заехать на вездеходе вверх по Котую до села Каяк в 90 км. Мы решили стартовать здесь. Это позволяло плавно начать маршрут с полным грузом по речным долинам, а не по пересеченной и сильно продуваемой местности непосредственно в окрестностях Хатанги.

Окончание маршрута первоначально мы даже рассматривали в поселке Саскылах, не решаясь на полностью сквозное прохождение Анабарского нагорья. Это удлиняло маршрут. Взвесив все обстоятельства, мы приняли решение о полном пересечении всего района с северо-запада на юго-восток. Выходы в Саскылах или Жилинду были оставлены как аварийные варианты «схода» с маршрута. Собственно в самом маршруте, до какого–то момента времени аварийный выход мог быть только обратно – в Каяк или Хатангу, а от реки Котуйкан уже «ближе» и быстрее было выбираться лишь на восток.

Для пребывания в районе необходим был пограничный пропуск. Процедура оформления пропусков состояла в заблаговременной отправке по почте заявки/ходатайства на пропуск в Пограничное управление ФСБ России по Новосибирской области с приложением списка группы. Пограничники приняли наше письмо, подготовленное от имени ТССР за подписью Президента  союза С.Н.Панова, по факсу и начали работать с ним еще до его получения в бумажном виде. Коллективный пропуск был получен нами заблаговременно и проверялся пограничным контролем по прибытию в Хатангу.

Далее мы определили пути заезда и выезда. В Хатангу, как уже упоминалось можно прилететь из Красноярска или из Норильска. Совокупная стоимость перелета Москва–Норильск–Хатанга была несколько ниже, чем  у перелета Москва–Красноярск–Хатанга. Однако, по отзывам разных людей, регулярно, посещавших Хатангу, аэропорт Норильска, особенно в зимнее время, часто закрыт из–за метеоусловий аэропорта Алыкель и шанс не попасть на свой рейс в Хатангу, летающий раз в несколько дней немалый.

Мы выбрали путь через Красноярск. До Красноярска мы планировали лететь самолетом авиакомпании S7 (Сибирь). А из Краснояска уже самолетом Красноярских авиалиний рейсом Красноярск–Тура–Хатанга. Финансовый директор S7 оказал нам содействие в покупке билетов по оптимальному тарифу. Как известно, S7 разрешает бесплатный провоз горнолыжного снаряжения в чехлах, чем мы и воспользовались, добавив туда часть продуктов. Наше обращение к Генеральному директору Красноярских авиалиний с просьбой о содействии осталась без ответа, вернее мы получили прямой отказ.

Обратно мы намеревались выехать из Оленека по зимнику в город Удачный, откуда из аэропорта Полярный есть регулярные рейсы авиакомпании Алроса в Москву. Здесь возникла проблема с приобретением билетов, поскольку их не продавали раньше, чем за 30 дней в представительстве авиакомпании в аэропорту Внуково. Когда же нам «приоткрыли» бронь, то билетов не было. Мы обратились в к руководству Аэропорта Полярный по факсу и через онлайн–форму. Это помогло. Было отдано распоряжение, продать нам билеты на нужную дату в необходимом количестве. Обратная дата вылета была выбрана с запасом – на 29-ое апреля.

Теперь нам надо было решить вопросы организации нашего приезда и выезда на местах. Последняя известное посещение Котуйкана организовывала компания из Калуги «Магия тайги». Мы обратились к ее руководителю Михаилу Сазонову и попросили контакты людей, помогающим им в Хатанге. Михаил любезно откликнулся и сообщил нам телефон Игоря Смарыгина, параллельно и директора Хатангского филиала транспортной компании Капитал–Карго. Дополнительные контакты по Хатанге нам предоставил геолог из ГИН РАН Валерий Злобин, но мы ими не воспользовались. Также некую помощь могли оказать сотрудники Таймырского заповедника, но мы не стали их отвлекать. Поскольку нам надо было решить несколько разных задач, то мы решили просить помощи у человека, который уже решал такие проблемы. У Игоря С. мы выяснили о возможности закупить заранее часть продуктов в Хатанге. Как оказалось, в Хатанге можно купить многое, да и просто целиком собраться в поход. Это – крупы, сахар, конфеты, часть сухофруктов, сухое молоко, галеты, колбасы ...

Второй предмет, о котором мы вспомнили уже перед прилетом. Это топливо для горелок. Дело в том, что весь бензин, используемый на севере, содержит присадки для работы на холоде, быстро выводящие из строя горелки. Обычного бензина в Хатанге весной уже не было. Все топливо завозят во время летней навигации. Единственная альтернатива – это предварительный завоз топлива или газа через транспортные компании и, более доступное – авиационный керосин. Его мы и заказали. С ним были свои особенности, но топливо это оказалось надежным, и больших проблем с его использованием в горелках не было. Ряд важных особенностей использования этого топлива описан в Приложении.

Ну и самое главное, это дальнейший транспорт на месте. Нам необходимо было проехать вверх по Котую. Поскольку шахты в пос.Каяк были уже закрыты, то регулярного зимника в ту сторону уже не было. Нужны были вездеходы или иные машины. Игорь договорился с водителями УАЗа и Нивы–Бронто на шинах низкого давления, которые осуществляли перевозки от Хатанги в ближайшие поселки, стойбища и зимовки.

Нам нужно было найти контакты и в месте окончания нашего маршрута – в поселке Оленек. Сделать это оказалось не так уж просто. Первые попытки ни к чему не привели. Наш путь был следующим. В поисках информации я наткнулся на интересные заметки член–корреспондента Российской Академии Образования Анатолия Цирульникова «Воспитание аристократов Восточной Сибири», описывающего кочевые школы в Оленекском районе. Мы связались с автором, рассказали о нашем походе и попросили дать какие–то контакты в Оленеке. Первые данные им контакты так же отмолчались, тогда он нам сообщил телефоны Елены Христофоровны Голомаревой, прошедшей путь в Оленеке от учителя школы до начальника управления образованием, а ныне депутата и председателя постоянного комитета парламента по науке, образованию, культуре и средствам массовой информации. Елена Христофоровна оказалась отзывчивым человеком, отнеслась с большим вниманием к нашим делам и проблемам и  связала нас напрямую с главой Анабарского Улуса Джабраиловой Любовь Константиновной и Мариной Христофоровной Николаевной – председателем совхоза Харыялахский, расположенного рядом с Оленеком. В Саскылах/Анабар нам не пришлось выходить, а вот Марина Христофоровна сообщила нам, где будут находиться оленеводы на нашем пути к Оленеку и, что немаловажно, описала примерный путь с Хатырыка к Кенде, который используется при перегонке оленей. Знание последнего помогло нам при планировании маршрута. Дополнительно, нас готовы были разместить на временное проживание в поселке и помочь с выездом.

Дополнительно мы связывались с руководством легендарной Амакинской экспедиции, которая по слухам могла бурить весной в районе Оленека. Знание их местоположений могли быть полезными при нестандартных вариантах выхода. Готовиться надо было ко всему.

Однако, нам сообщили, что их партии не будут находиться здесь весной 2011 года и рассчитывать нам на вездеходную дорогу от анабарского зимника до буровой у подножья нагорья или потенциальный вертолет не приходилось.

Одной из основных, решаемых нами задач, был и подбор команды.  Ядром группы стали участники команды Жени Лапшина – Света Белоусова и Миша Черных (из Челябинска), совершивших вместе с ним  беспрецедентные лыжные походы по Ямальской и Гыданской тундре. Присутствие знаменитой тундровой тройки существенно усилило нашу группу и во многом обеспечило успешную реализацию пересечения Анабарского нагорья. В нашу команду вошел Василий Иванов – участник пеше–водного перехода по северу Анабара в 2003 году и мой надежный спутник по Куньлуню в 2006 и 2009 гг, имевшего и достаточный лыжный опыт (Большеземельская тундра, Плато Путорана). К нам присоединились Андрей Рыжков из (Сарова) и Володя Куликов (из Реутова) – зрелые сформированные туристы с большим зимним походным опытом и участники команды Володи Иванова; Алексей Сашов – опытный и ответственный турист. Самой молодой  участницей команды стала позитивная и заводная Алена Акимова из Вестры и Турклуба МГУ. Окончательно, состав группы сформировался к окончанию новогодних праздников. Нас оказалось 9 человек, и мы вынуждены уже были отказать еще паре потенциально хороших кандидатов.

Для оперативной и экстренной связи у группы был спутниковый телефон системы Iridium, находящийся в собственности Василия Иванова и обеспечивающий нам надежную связь с «Большой землей». Обычно звонки осуществлялись раз в 3 –5 дней. Параллельно мы регулярно отсылали с телефона электронное письмо с нашими координатами и кратким текстовым сообщением о состоянии группы по составленному заранее списку адресатов, куда, помимо друзей и близких,  входил  и ряд членов маршрутной комиссии. 

Как и в предыдущие наши походы мы получили «теплую» поддержку от российской фирмы Сэтила satila.ru из Санкт-Петербурга, возглавляемую действующим туристом-лыжником Вадимом Васильевым и предоставившей группе для проверки комплекты кинетического нательного белья, ходовые рукавицы и шапки.

2. График движения и данные метеонаблюдений.

Дата

Участок маршрута

Ходовое время
(час:мин)

Путь (км)

Перепад высот (м)

Особенности передвижения

Метеоусловия (+4 часа к московскому времени)

время

°С

Ветер (порывы)

Этап 0: Хатанга

17.03

Поселок Хатанга – село Каяк

3

90

 

Зимник по Котую до поворота на Кресты, далее до села Каяк засыпанные следы одной машины или целина. У села – все следы машин заканчиваются. Лыжней или следов снегохода нет.

10:20
23:00

 –28°
–30°

1.3 (2.3) ЮВ

Этап 1: По Западному Прианабарью к реке Медвежьей

18.03.11

Село Каяк – река Котуй

5:36

13.9

+100
–97

Пасмурно. Тропежка по руслу Котуя, местами по берегам, до 20 см, участки ветрового наста. По берегам растёт лиственница, ольха, редкие следы зверей. Восточный берег представляет почти непрерывную цепь выходов скальных пород. Сырой ветер.

12:00
13:20
20:00

 –7°

–4°

1.1 СЗ
4.0 (5.0) СЗ
1.8 (2.5) В

19.03.11

Река Котуй

9:19

16.9

+163
–154

Пасмурно. Тропежка по руслу Котуя с временными выходами на береговые склоны - до 20 см, участки наста. По берегам растёт лиственница, ольха, редкие следы зверей. Ветер в долине Котуя.

8:50
10:30
12:30
18:00

 –5°


–8°

1.4 (2.4) В
5.1 (5.8) СЗ
6.8  (8.6) ЮЗ

20.03.11

Река Котуй – река Эриечка – левый приток Эриечки

9:25

17.4

+179
–133

Солнечный день. Тропежка до 30 см (рыхлый снег), наст появляется только после поворота в боковую долину, ведущую к перевалу на – р.Кысыл–Хая–Юрях. По берегам красивые выходы скал. Лиственничный лес.

6:30
8:30
9:45
12:45
16:00

 –7°


–14°
–14°

5.4 (6.9) СЗ
8.5 (11.0) СЗ
4.3 (5.2) СЗ

1.4 (2.2) СЗ

21.03.11

Левый приток Эриечки – пер. 277 м – р.Кысыл–Хая–Юрях – пер.318 м – р.Хара–Тас–Сулуда

10:16

21.1

+412
–217

Пасмурно. Временами значительное ухудшение видимости. Выход в зону тундр. Наст, с чередованием рыхлого снега до 40 см, выходы скал, тропежка до 20 см, сложности с ориентированием. Снежные козырьки в долине р.Хара–Тас–Сулуда.

8:45
12:00
18:00

 –7°

–11°

4.9 (5.5) ЮВ
7.3 (8.6) В

22.03.11

р.Хара–Тас–Сулуда

9:59

19.6

+322
–223

Тропежка до 40 см, наст. «Лес» на слиянии истоков Хара–Тус–Сулуды. Участок наледи. «Остров леса» в верхнем течении спрятанный за складкой склона. Малое количество снега и открытые каменные россыпи у водораздела с долиной р.Урюнг–Тас–Сулуды. Сильный ветер во второй половине дня.

7:30
9:15
14:00

 –7°

–10°

4.4 (5.6) В
8.6 (10.2) СВ
5.7 (6.3) С

23.03.11

р.Хара–Тас–Сулуда – пер. 426 м – р.Урюнг–Тас–Сулуда – пер. 420 м – р.Буом–Пастах

10:02

21.4

+221
–175

Наст, тропежка до 20 см, наст. В воздухе дымка. Почти безветрие.

7:30
12:00
20:00

 –7 °

–18 °

4.5 (5.1) В
4.3 (5.0) Ю

24.03.11

р.Буом–Пастах – пер. 410 м – р.Каменистый – пер. 403 м

10:57

26.0

+245
–238

Тропежка до 15 см, наст, туман. Боковой ветер.

6:45
12:25
15:45
19:35

 –12 °

–10 °

9.5 (11.4) ЮВ
2.8 (3.4) Ю
5.0 (5.7) Ю
4.1 (5.8) ЮЗ

25.03.11

пер. 403 м – р.Далдын – пер. 372 м – р.Медвежья

10:56

24.4

+216
–363

Туман, Тропежка до 30 см, наст, тропежка. Сильный ветер на южных склонах долины р.Далдын. Лиственничное редколесье в долине р.Медвежья

6:45
9:00
10:00
11:30
12:15
15:00
18:00

 –14 °

–10 °

–6 °

–4 °

0.0 (0.5)
5.1 (6.4) З

5.3 (6.5) Ю
6.5 (7.7) Ю
5.1 (7.5) ЮЗ       –

Итого по 1 – ому этапу: 8 дней

76:29

160.6 км

+1858 м
–1600 м

 

Этап 2: Через Северное Анабарье на Котуйкан

26.03.11

р.Медвежья

10:47

20.7

+270
–225

Тропежка до 40 см, наст, подлип, временами прилетают капли дождя. Сильный теплый ветер

7:00
10:30
12:30
14:30
17:00
18:00

 –8 °
–10 °

–1 °

–1 °

1.7 (3.8) Ю

4.8  (8.8) Ю

7.7  (9.7) З
11.0  (14.0) З

27.03.11

р.Медвежья – р.Мас–Диэки–Сала

2:16

6.4

+117
–87

Наст, легкая тропежка, сильный ветер, пурга.

7:45
12:00

 –7 °

4.8  (6.4) З

28.03.11

р.Мас–Диэки–Сала – пер.499 м

11:36

29.6

+554
–399

Движение при сильном ветре и ограниченной видимости плотной группой. Трудности с ориентированием. Ветер стихает к концу дня. Наст, небольшая тропежка. Панорамные виды на долину Котуйкана, юг и восток Анабарского нагорья.

7:00
11:00
19:00

 –11 °

–12 °

5.5  (7.2) ЮЗ 14.5  (17.2) З

29.03.11

пер.499 м – р.Тыкы–Бастах – пер. 456 м – р.Фомич

11:26

27.1

+366
–467

Наст. Легкая тропежка. Ветер слабый. Далекая видимость и особенности рельефа позволяют хорошо ориентироваться. Пересечение нескольких водоразделов по пути к р.Фомич. В бассейне р.Фомич серия останцовых массивов. Встречаются снежные козырьки. Впервые встречаем группы диких оленей.

6:00
10:00
14:30
16:00
17:00
17:45
19:00

 –16 °
–8 °

–8 °

–15 °
–16 °

1.3  (1.6) ЮВ
1.4  (1.7) СЗ
0.0 0.0

4.6  (4.8) З

30.03.11

р.Фомич – останец 517 м  – останец Кадарчан – пер. 550 м – р.Сиэх–Чёнгёлёгё – пер. 624 м – р.Арбын

10:56

27.0

+502
–411

Наст, легкая тропежка. Скальные останцы притока р.Фомич – р.Сиэх–Чёнгёлёгё  текут в глубокой промоине. Сильный ветер и туман ("молоко") во второй половине дня. Движение плотной группой.

6:40
11:10
14:30
16:40
18:20

 –16 °

 –12 °

 –12 °

2.9  (4.8) З
9.3  (10.8) ЮЗ
9.4  (10.7) З
8.6  (9.8) З
6.7  (8.0) ЮЗ

31.03.11

р.Арбын – р.Арбын–Ортоку–Салата – пер. 601 м – р.Правый Кириестих–Юрях

12:27

31.5

+319
–492

Наст, легкая тропежка со стороны Арбына и в верховьях – р.Правый Кириестих–Юрях. Карусельная тропежка по перемороженному снегу до 60 см в зоне леса. В воздухе стоит дымка. Во второй половине дня видимость падает.

6:05
13:15
16:10
19:00

 –16 °
–10 °

–10 °

6.5  (7.2) ЮЗ
5.9  (7.1) З
7.5  (8.5) Ю
0.1  (0.7)

01.04.11

р.Правый Кириестих–Юрях– р.Котуйкан – р.Левый Кириестих–Юрях (рад)

4:13

13.4

+142
–155

Мощный лиственничный лес. Красивые виды в долине Котуйкана. Попеременная тропежка  по руслу и берегам  р.Левый Кириестих–Юрях – до 50 см.

7:00
20:00

 –20 °
–18 °

0.1  (0.7)
0.0  (0.0)

Итого по 2–ому этапу: 7 дней

63:40

155.7 км

+2270 м
–2236 м

 

Этап 3: Через сердце Анабарского нагорья к его южной границе

02.04.11

р.Правый Кириестих–Юрях– р.Котуйкан – р.Левый Кириестих–Юрях – пер. 570 м – р.Адардах–Болоно

10:25

19.7

+383
–181

Карусельная тропежка до конца зоны леса на – р.Левый Кириестих–Юрях, далее наст.

7:00
14:00
18:00

 –20 °
–14 °
–29 °

 

 –
1.0  (3.2) З
1.7  (3.2) С

03.04.11

р.Адардах–Болоно – р.Абар – пер. 560 м – р.Малый Кюэльлях

10:35

20.4

+430
–353

Пересечение правых притоков Адардах–Болоно через ряд водоразделов. В долине р.Абар тропежка до 50 см по перемороженному снегу. На водоразделах в  основном наст.

6:00
6:40
15:00
18:30
20:30

 –24 °
–18 °
–12 °
–22 °
–22 °

 –
1.1  (2.2) С
2.2  (2.9) СЗ

1.9  (2.7) СЗ

04.04.11

р.Малый Кюэльлях – р.Кюэльлях – пер. 590 м – р.Котуйкан – р.Суруктах

10:45

25.1

+398
–502

Пересечение притоков системы Кюэльляха и перевала в направлении р.Котуйкан. Наст. Морозно. Большие группы оленей.  В русле р.Котуйкан  тропежка. Траверс правого склона р.Котуйкан к долине р.Суруктах.

5:30
7:00
8:00
9:00
10:00
14:30
18:00

 –27 °
–30 °
–26 °
–22 °
–24 °
–24 °
–30 °

2.7  (3.6) З

0.2  (0.6) З


1.7  (2.1) В

05.04.11

р.Суруктах – пер. 662 м – р.Капрал

10:34

21.3

+414
–310

Наст. Морозно. Дымка. Усиление ветра в середине дня. Пурга. Магнитные аномалии в долине р.Капрал!.

6:50
9:10
13:15
15:00
18:00

 –32 °
–17 °    –
–18 °    –   

1.2  (1.5)
6.4  (7.3) Ю
5.3 7.4 Ю
8.4  (10.1) Ю
9.8  (11.8) В

06.04.11

р.Капрал (полупурговка)

4:44

12.7

+211
–119

Умеренная тропежка. Видимость 200 м. Усиление ветра. Магнитные аномалии. Пурга.

7:00
9:30
13:00
17:00

 –18 °

 

 –18 °

4.0  (7.9) В
7.5  (9.1) ЮВ
10.8  (12.1) В
6.1  (6.6) СВ

07.04.11

р.Капрал (пурговка)

 –

0.0

 –

Пурга. Отсутствие видимости.

8:00
11:00
21:00

 –
–20 °
–20 °

11.8  (13.4) В

4.9  (6.7) С

08.04.11

р.Капрал – траверс Возвышенности Халчаганахта

10:38

25.6

+313
–133

Наст. Легкая дымка. Группы оленей.

1:00
7:00
11:45
12:00
18:00

 –
–16 °

–20 °
–22 °

11.0  (14.0)СВ

4.7  (5.9) СВ
4.1  (4.8) С
1.0  (1.7) ЮВ

09.04.11

траверс возвышенности Халчаганахта – в. 906 м – юго–восточный гребень в. 906 м – р.Сумалах–Хатырык

11:52

28.1

+353
–733

Наст. Утром дымка. В массиве в.906 множество открытых камней. Панорамные виды. Ориентирование при спуске на южную сторону. Малое количество снега на водоразделе. Морозно. Множество групп оленей.

7:00
10:00
11:00
12:30
14:45
19:30
24:00

 –29 °

–21 °
–22 °

–26 °
–35 °

0.0  (0.0)
3.8  (4.5) З

2.4  (2.9) З
4.0  (4.4) С
2.8  (3.6) СЗ       –

10.04.11

р.Сумалах–Хатырык – пер.382 м – р.Хатырык  –  безым.правый приток

11:03

19.9

+326
–462

Умеренная тропежка при пересечении водораздела. Участки наста на р.Хатырык. Умеренная тропежка. На притоке тропежка до 50 см. Вечером – снегопад.

6:00
12:00
18:00

 –31 °
–12 °
–12 °

 –
0.1  (0.8) СЗ
0.0  (0.0)

11.04.11

 –  безым.левый приток р.Хатырык  –  пер.460 м – р.Большая Куонамка

9:06

20.0

+284
–436

После вечернего и ночного снегопада карусельная тропежка до выхода в зону редколесья. Сильный ветер. Небольшая верховая пурга. Движение плотной группой. Обход пояса скал при спуске на береговую террасу Б.Куонамки.

7:00
12:00
17:00
24:00

 –16 °
–19 °
–20 °
–24 °

1.7  (2.4) СЗ
8.0  (12.4) С
4.4  (6.0) СЗ       –

Итого по 3–ему этапу:  10 дней

79:05

192.9 км

+3112 м
–3229 м

 

Этап 4: По Оленекскому нагорью к Оленеку

12.04.11

р.Большая Куонамка – р.Сербейян

11:57

22.4

+346
–228

Карусельная тропежка по Сербейяну. Вечером резкое падение температуры. По берегам лиственничный лес или редколесье. Встречаются отдельные следы пребывания оленеводов и остатки нартовой тропы.

6:45
12:00
19:00
24:00

 –21 °
–16 °
–24 °
–38 °

0.9  (2.6) СЗ

 

0.0  (0.0)

13.04.11

р.Сербейян – р.Листвянка – пер. 449 м – верховья р.Балаган–Сала

11:15

18.4

+331
–171

Карусельная тропежка до 50 см до и после водораздела с р.Балаган–Сала. Дымка. Лиственничное редколесье на водоразделе

7:00
12:15
18:00

 –22 °
–8 °
–10 °

0.0  (0.0)
5.6  (6.7) Ю
0.0  (0.0)

14.04.11

верховья р.Балаган–Сала – ур.Марикта  –  р.Балаган–Сала

5:46

15.9

+101
–209

Карусельная тропежка до выхода в долину р.Балаган–Сала (урочище Марикта). По берегам лиственничный лес. Местами ветровой наст. Попеременная тропежка до 40 см.

6:45
8:00
11:00
18:00

 –10 °
–14 °
–4 °
–4 °

0.8  (1.5) СЗ

 

 

15.04.11

р.Балаган–Сала – р.Кенде

11:42

27.9

+220
–273

Попеременная тропежка до 50 см. После встречи с охотниками движение по свежему буранному следу. В долине р.Кенде след проложен по руслу. Мощный лиственничный лес. Метель. След занесен. Тропежка до 30 см по свежему снегу.

5:30
13:30
18:00

 –9 °
–2 °
–2 °

2.7  (4.3) С
3.3  (4.1) З       –

16.04.11

р.Кенде – р.Харан – нартовая тропа

12:08

28.6

+215
–184

Тропежка до 30 см. По берегам мощный лес. Свежий буранный след. В долине р.Харан наст. Движение по буранному следу на нартовой тропе – просеке в лиственничном лесу

6:15
12:20
18:30

 –22 °
–12 °
–16 °

1.3  (1.4) В
1.7  (2.2) СЗ
0.3  (0.8) ЮВ

17.04.11

нартовая тропа – пер.311 м – р.Чопкоки

12:17

29.2

+304
–431

Движение по буранному следу на нартовой тропе. Местность достаточно пересеченная. Метель в конце дня.

7:05
14:25

 –10 °
–4 °

3.2  (3.8) ЮВ
0.7  (1.3) ЮВ

18.04.11

р.Чопкоки – р.Куранах – р.Лахалах – р.Кенде

08:23

21.3

+228
–281

Тропежка по свежему снегу. Подлип. Снег раскисает. В долине Куранаха встречаются первые ели. Появляется ольха. Переход на ночное хождение. Обход петель р.Куранах выше и ниже устья Усян–Юрях по террасам левого берега.

6:00
12:00
17:00
19:05

 –3 °
3 °
0.5 °
–2 °

1.4  (2.5) С      –
1.3  (1.7) СЗ    –

19.04.11

Кенде – р.Талахтах – пер. 309 м – р.Чурбукулах – пер. 300 м – р.Прав.Майында

08:50

26.5

+504
–399

Нартовая тропа поднимается на лесистый водораздел (325 м). К утру снег раскисает. Движение с южной стороны водораздела к долине р.Майында проходит по хорошо пересеченной местности. 

8:00
17:15
24:00

2 °
–1 °
–2 °

0.8  (1.0) В

20.04.11

р.Прав.Майында  – р.Майында – р.Светлый

05:10

17.2

+208
–256

Негустой лиственничный лес с небольшим подлеском концентрируется вблизи русел ручьев.

9:00
13:00
15:00
20:00

3 °
–15 °
3 °
–7 °

2.3  (2.6) Ю
0.6  (0.8) СЗ

21.04.11

р.Светлый – пер.324 м (Оленекский) – р.Оленек –пос.Харыялах – пос.Оленек

05:09

17.7

+255
–307

Движение по нартовой тропе приводит на перевал,  откуда открывается грандиозные вид на долину реки Оленек. Северный берег реки – цепь скальных обрывов, спуск к реке возможен только по долинам притоков. По льду Оленека проложен зимник.

2:00
7:30

 –12 °
–10 °

 –                    0.0  (0.0)

Итого по 4–ому этапу:  10 дней

112:29

225.1 км

+2712 м
–2739 м

 

Итого по походу:  35 дней

331:43

734.3 км

+9952 м
–9804 м

 

3. Историко–географический очерк.

В начале XX в. обширный (364 тыс. кв.км) бассейн реки Хатанга представлял собой «белое пятно». Со времен экспедиции А.Л.Чекановского он был охарактеризован лишь расспросными картами.

В 1905 г. РГО предприняло Хатангскую экспедицию по исследованию р.Хатанги и Анабара. Начальником экспедиции был действительный член РГО, ученый, геолог и палеонтолог, хранитель геологического музея Иннокентий Павлович Толмачев, один из видных лингвистов, работавший над транскрипцией географических названий в Картографической комиссии. Задачами экспедиции были географическое и геологическое изучение обширного района, до этого никогда не посещавшегося исследователями, а также этнографические исследования. В составе экспедиции, помимо ее руководителя И. П. Толмачева, были астроном О. Баклунд, топограф М. Я. Кожевников, переводчик В. Н. Васильев, занимавшийся также ботаническими и этнографическими сборами, и квартирмейстер С. М. Толстов.

Фактическим инициатором этой экспедиции был академик Ф. Б. Шмидт, который в течение всей своей жизни был тесно связан с исследованиями на северо–востоке Азии. Именно он и подсказал эту идею талантливому исследователю, ученому хранителю Геологического музея Э. В. Толлю, только что вернувшемуся из экспедиции на новосибирские о–ва и побережье Ледовитого океана, который, вероятно, под руководством Шмидта, составил первоначальный план Хатангской экспедиции. При этом Шмидт жертвовал свои собственные средства на исполнение этого замысла. В 1895 г . Толль представил Совету РГО план предполагающейся на 1896 г . экспедиции к оз. Есей и верховьям рр. Анабара и Хатанги. Однако она не состоялась из–за отсутствия по служебным делам геодезиста. Вскоре Толль отправился в экспедицию на Новосибирские о–ва, из которой не вернулся.

План этой экспедиции академик Шмидт предложил реализовать в 1905 г . И.П.Толмачеву, занимавшему должность ученого хранителя Геологического музея и уже зарекомендовавшему себя как талантливый ученый. Программа и смета экспедиции, представленные Толмачевым Совету РГО, были основаны, по его собственному утверждению, на документах, подготовленных для экспедиции Толля. Финансирование экспедиции –15000 р. – складывалось из 10 000 р., которые предоставило РГО, и 5000 р., которые пожертвовал академик Шмидт. Возвращаясь в январе 1906 г . из экспедиции, Толмачев писал Шмидту: «Экспедиция, задуманная Вами, благополучно кончилась», и благодарил его за то, что Шмидт регулярно помещал сообщения о ходе Хатангской экспедиции в Petermann’s Mitteilungen.

Отчетная карта хатангской экспедиции Толмачева.

Совет РГО, своевременно заботясь об успехе экспедиции, обратился с просьбой к якутскому губернатору, «ввиду трудностей путешествия в местах почти неизвестных, ввиду разных случайностей и препятствий, которые могут встретить путешественники в своих работах…, оказать возможное содействие и помощь предприятию для успешного выполнения задачи, возложенной на экспедицию, имеющую столь видный научный интерес». Успеху экспедиции содействовало и то, что ей «посчастливилось пользоваться  полным сочувствием» жителей региона.

В марте 1905 г. участники Хатангской экспедиции от Туруханска прошли на оленях по льду в верховья реки Курейки, М. Кожевников отправился на оз. Ессей, заснял его и прилегающий район, а Толмачев 2 месяца исследовал бассейн верхнего Котуя, представляющий по высокому безлесному плоскогорью, имеющему вид обширных групп гор с волнистой поверхностью или отдельных гор, похожих часто на вулканы и только в середине июня достиг озера Ессей.

Выяснилось, что северных сибирских «великих» озер, показанных на картах Чекановского, не существует. Рядом маршрутов они проследили также притоки верхнего Котуя и по льду — все течение его важнейшего притока Мойеро (825 км). Закончив работы в этом районе, исследователи в июне построили на озере Ессей плот, по протоке достигли Котуя у 68° с. ш. и спустились по нему до Хатанги. Котуй очень красив, отметил Кожевников, но своим мрачным видом напоминает загробные реки древнего мира. Сплав по Котую, оказавшемуся крупной рекой (1409 км), позволил Толмачеву установить наличие обширного Анабарского плато. У слияния Котуя с Хетой они пересели в лодку и начали спуск по Хатанге. Вскоре река сильно расширилась, появились острова, плавание стало опасным. Проследив течение реки до устья, Толмачев и Кожевников двинулись по восточному берегу Хатангского залива на оленях. Очень скоро они убедились, что старая карта залива совершенно не соответствует действительности: его юго–восточный берег оказался сильно изрезанным — за р. Попигай, впадающей в Хатангскую губу, они обнаружили три полуострова (между 106°30' и 109° в. д.). В сентябре, с наступлением зимы, ранней в этом году, корма для оленей стало мало, и путешественники спешно объезжали на голодных оленях совершенно бесплодные полуострова, на которые здесь рассечен берег. Кожевников нанес на карту полуострова Хара–Тумус и Юрюнг–Тумус (у 74° с. ш.) с горой каменной соли (130 м). По его съемке бухта Нордвик и п–ов Нордвик получили современные очертания; изменилась на карте и конфигурация Хатангского залива: на востоке появилась глубоко вдающаяся в сушу узкая бухта Кожевникова. Затем они достигли устья р. Анабара.

Река покрылась крепким льдом, и перед исследователями лежала прекрасная дорога на юг. Пройдя в октябре на оленях до верховьев Анабара, они проследили все его течение (939 км). Нехватка кормов для оленей заставила их спешно двигаться к устью Анабара. По речному льду исследователи поднялись по Анабару и его левой составляющей (Большой Куонамке), до истоков проследив все течение реки (939 км). При этом они завершили открытие плато, которое Толмачев назвал Анабарским. По его данным, оно наклонено к северу и сильно расчленено размывом, благодаря чему от первичного плато сохранились лишь связанные друг с другом горы–свидетели (высотой до 845 м). По возвращении на оз. Ессей спутники разделились. Толмачев прошел на юг к верховьям рр. Мойеро и Вилюя, к декабрю 1905 добрался до Олёкминска на Лене и в январе 1906 вернулся в Петербург. Кожевников со съемкой двинулся на северо–запад — через верховья Тукалана и Маймечи до устья Романихи (все — системы Хатанги), а оттуда вниз по Хете до селения Хатанги (72° с. ш.), где завершил работу. Затем он вернулся к Романихе и, следуя к западу вдоль 70° с. ш., в начале 1906 г. прибыл в Дудинку на Енисее.

Результаты экспедиции оказались очень впечатляющими: маршрутами было пройдено более 7 000 верст, снято несколько сот фотографий, выполнена съемка, позволившая существенно уточнить на картах положение рек, островов и озер этой территории. Участники Хатангской экспедиции впервые составили карту громадной (более 1 млн. км2) территории, ограниченной с запада Енисеем, с юга — Нижней Тунгуской, с востока — Оленьком, уточнили гидрографическую сеть региона, проследили все течение рек Хатанги, Котуя, Мойеро и Анабара, значительно исправили карту Хатангского залива. Это название окончательно утвердилось после экспедиции Толмачева.

Главной же заслугой Хатангской экспедиции стало открытие , оконтуривание и первое описание Анабарского кристаллического массива, которое существенно повлияло на представление о строении Азиатского материка и увеличило число тех, кто полагал, что древним континентальным ядром его являются не районы Забайкалья, а области Средне–Сибирского плоскогорья. Этот район он рассматривал как часть Енисейско–Ленской Платформы, спускающейся уступами к приморской низменной тундре. Анабарский кристаллический массив выделялся им как самостоятельная структурная и орографическая единица. Экспедицией Толмачева было установлено, что столовые вершины, сложенные траппами, широко распространены на Среднесибирском плоскогорье. 

Академические музеи пополнились прекрасно подобранными коллекциями: 900 образцов горных пород, 200 минералов, 2 000 окаменелостей поступили в Геологический музей Академии наук; гербарий, числом около 3 000, представляющий полную коллекцию цветковых и споровых растений исследованного района, – в Императорский Ботанический сад; обширная зоологическая коллекция была передана в Зоологический музей АН; около 300 этнографических артефактов – в Кунсткамеру.

Новых работ, посвященных изучению геологического строения в районе Оленека, в течение последующих 25 лет не производилось. 30–е годы прошлого столетия ознаменованы интенсивной индустриализацией страны, в связи с этим возникла необходимость быстрого наращивания минерально–сырьевой базы, и геологические исследования стали охватывать значительные территории на севере Сибири, в том числе и Оленекского района.

Здесь следует отметить, что геологические  исследования до середины 20 века были связаны с деятельностью  Севморпути. Эта идея впервые получил реальное воплощение к 1919 г., когда правительством Колчака был создан Комитет Северного морского пути, в  задачи которого  вменялась переброска военных подкреплений из–за рубежа в Сибирь. Тут же летом Сибирским геологическим комитетом была отправлена на полевые работы в низовья Енисея экспедиция под руководством Н.Н.Урванцева и откомандированного в распоряжение Комитета хорунжего А.А.Сотникова. Сотников был неординарный человек. Родом из низовых енисейских казаков уроженец с.Потаповского в непосредственной близости от Дудинки. Клан Сотниковых занимаясь меновой торговлей с местным населением держал всю округу в ежовых рукавицах, и начиная с 1886 г плавил черновую медь используя местное сырье. Перед 1–ой Мировой войной А.А.Сотников поступил в Томский горно–технологический институт. В 1915 г., будучи студентом, на деньги семьи организовал экспедицию в Норильские горы. В 1918 г. подал ряд заявок в Управление земледелья и государственных имуществ Енисейской губернии в г. Красноярске на разработку залежей угля, графита и меди. Так что экспедиция основной задачей которой были поиски угля в непосредственной близости от Енисея ехала на довольно перспективное место. С падением  колчаковского правительства в 1920–рм г. при Сибревкоме образован Комитет Северного морского пути «для всестороннего оборудования, усовершенствования и изучения оного с целью превращения его в артерию постоянной практической связи». Урванцев и Сотников были арестованы, причем первый вскоре отпущен на свободу, в связи с необходимостью отправки первой советской экспедиции в Норильск, а Сотников после длительного следствия расстрелян осенью 1920–го г. Н.Н. провел несколько геологических экспедиций на Таймыре и архипелаге Северная Земля.

В конце 1932 г решением Совета Народных Комиссаров было образовано Главное управление Северного морского пути (ГУСМП), руководство которым поручено О.Ю.Шмидту. На Севере все сферы деятельности контролировались и осуществлялись   данной организацией. В 1935 были окончательно утверждены запасы по месторождению Норильск –1 и принято решение о строительстве Норильского медно–никелевого комбината. В этом же году в систему ГУСМП вошел Всесоюзный Арктический институт и создан производственный геологический отдел состоящий из  несколько геологических управлений, одно из которых Красноярское первоначально базировалось в г. Игарка. С этого времени начались систематические геологические исследования  северной части междуречья Енисей–Лена.

Анабарский массив, где находится значительная часть территории Оленекского района, был очень слабо освещен геологическими исследованиями. В силу исключительной отдаленности и труднодоступности края, изучение его шло по главным водным артериям, которыми являются реки Лена, Оленек, Анабар, Хатанга, и вдоль морского побережья. В то время как берега моря Лаптевых неоднократно посещались исследователями, крупные реки — Хатанга, Оленек, Анабар — пройдены были лишь одним маршрутом.

Начало систематическому изучению геологического строения района было положено в 1932 г. Анабарской экспедицией Восточно–Сибирского геолого–гидрогеодезического треста.  Анабарская геолого–поисковая экспедиция состояла из трех геологических партий и одной поисково–разведочной. Северо–западная окраина Анабарского массива до 1933 г. совершенно не была затронута геологическими исследованиями. В результате работ Анабарской экспедиции границы массива были установлены более точно, за исключением юго–западной, которая осталась весьма условной, так как эта окраина совершенно не была захвачена маршрутами. Как заметили исследователи, границы массива, нанесенные на геологической карте Союза по данным И.Толмачева и О.Баклунда, были довольно близки к действительности. По заключению Анабарской экспедиции границами массива служат 68° 40’ и 72° северной широты, 113° и 124° восточной долготы.

По итогам работ экспедиции 1932 –33 гг., кроме исследования обширного геологического материала, была доказана золотоносность Анабарского кристаллического щита. В своем отчете о полезных ископаемых Г.Г.Моор подчеркнул, что «следует отметить железорудные проявления, развитые на территории массива. Сравнительно крупные скопления железа: главным образом магнетита, ассоциирующегося с кварцем и красным гранатом — достаточно распространены в кристаллической толще. Мы видим, что металлогения Анабара исключительно сложна и интересна. Здесь мы находим руды золота, никеля, железа, возможно редких металлов и платины». Результаты исследований экспедиции на протяжении более десяти лет являлись единственным источником, откуда черпались сведения о геологии древнейшего щита севера.

Изучение Анабарского массива было возобновлено лишь в 1946 г. экспедицией треста «Арктикаразведка» Горно–геологического управления Главсевморпути. Полевые партии в составе геологов M.Ф.Белякова, А.А.Межвилка и Ф.И.Иванова проводили геологическую съемку в масштабе 1:200 000 в южной части массива в районе верхнего течения р.Кенде и в бассейнах рек Осур и Харап.

В 1947 г. под руководством главного геолога Б.В.Ткаченко шесть партий занимались геологической съемкой и попутными поисками алмазов. В результате проведенных работ была закартирована южная часть Анабарского массива.

В 1948 на базе производственного геологического отдела ГУСМПа и геологического отдела Всесоюзного Арктического института был создан Институт геологии Арктики, (НИИГА) с переподчинением в систему Мингео.. К этом времени была составлена геологическая карта масштаба 1:2 500 000, на которой отражена геологическая ситуация (выделен комплекс докембрийских кристаллических пород  фундамента Сибирской платформы и строение ее фанерозойского чехла с делением до отделов. Одной из задач, созданного института, являлась построение карты масштаба 1:1 000 000 с попутными поисками драгоценных металлов, алмазов и радиоактивного сырья. На территории Анабарского плато (листы R –48, R –49) эту работу возглавил М.И Рабкин. Эти исследования завершились в 1959. В результате этих работ установлено: 1  –  кристаллический комплекс сложен в основном двупироксеновыми плагиогейсами с подчиненным количеством кристаллосланцев и парапород (метаморфизованные осадки) и выделены три стратиграфические единицы; 2 – эти породы, претерпевшие метаморфизм гранулитовой фации слагают три блока разделенные зонами гранитизации и катаклаза; 3 – между кристаллическим комплексом и фанерозойским чехлом залегает толща терригенных в нижней части, карбонатных в верхней протерозойских осадочных пород; 4 – в фанерозойском чехле произведено расчленение некоторых толщ до яруса. К 1949 г. было закончено геологическое картирование в миллионном масштабе всего Анабарского массива и прилегающей к нему площади.

За три года усилиями значительного числа геологов была проделана огромная исследовательская работа. Надо заметить, что тогда в распоряжении геологов не было каких–либо карт, поэтому попутно с геологическим исследованием им приходилось составлять топографическую глазомерную основу. АэроФотосъемки стали проводиться только с 1948 г. и то лишь для ограниченной площади.
Таким образом, проведенные еще в начале 30–х, а затем в середине 40–х годов прошлого столетия геологические исследования Анабарского кристаллического массива положили начало открытию алмазоносных месторождений на севере Якутии, где в последующие годы были открыты богатейшие источники коренных и россыпных месторождений алмазов.

С 60 годов стала реализовываться программа Геолкарта 200 (геологическое картирование в масштабе 1: 200 000). На данной территории в ее реализации были задействованы многочисленные организации как Мингео, так и академические институты. Первые листы вышли в 1964 последние 1980. Геологическая съемка сопровождалась аэро и наземными геофизическими исследованиями, а также поисковыми работами сосредоточенными в основном на обнаружение кимберлитовых трубок и алмазоносных россыпей. В 1970 году для оценки и добычи импактных алмазов Попигайской астроблемы организована Полярная экспедиция, подчиняющаяся Красноярскому ТГУ с базой в с. Хатанга. Имея гигантский бюджет, она работала не только в пределах Попигайской астроблемы, но произвела разведку нескольких кимберлитовых полей в в районе оз. Ессей. Так что территория Анабарского нагорья охарактеризована кондиционными геологическими картами

В 1980–93 на Анабарском  щите работала Анабарская экспедиция Института литосферы АН СССР, результаты работ, которой опубликованы в многочисленных  статьях и нескольких монографиях, как в отечественных так и зарубежных издательствах.

4. Физико–географическое описание района путешествия.

Анабарский массив — заповедный уголок Центральной Арктики с уникальными природными ресурсами. Патриарх современной рудной геологии и строго научной фантастики  –  академик В.А. Обручев – называл его древнее теменем Азии.  Провинция гольцово – редколесного Анабарского кри­сталлического массива на севере граничит с Попигайской котловиной и возвышенностью Хара–Тас (под 71° с. ш.). На западе (крайняя точка под 106° в. д.) массив спускается к котуйским   впадинам.   С востока (112° в. д.) провинцию ограничивает придолинное пони­жение Анабара, которое на юге постепенно переходит в Оленёкское плато.

Массив представляет собой полого вы­пуклый купол меньших размеров, чем путоранский. В целом это треугольный в плане выступ кристаллического фундамента преимущественно архейского возраста, выведенный на поверхность из – под моноклинально залегающих рифейско–палеозойских отложений. Его высота в центральной части 905 м, а по периферии — до 300—450 м. Фундамент представляет собой толщу глубоко  –  метаморфизованных пироксеновых гнейсов и кристаллических сланцев, выделяемую в анабарский комплекс, мощностью более 13 км. Чехол образуют глинисто–песчаниково–карбонатные отложения верхнего протерозоя и кембрия мощностью от 0 до 2 км. Метаморфические и осадочные толщи рассечены многочисленными разломами различных заложений, кинематики и ориентировки, инъецированы интрузивными комплексами пород от ультраосновного до кислого составов.

Анабарский массив в новейшем тектоническом плане представляет собой полого наклоненный к северо–западу асимметричный свод, наибольшие амплитуды поднятий которого > 650 м над уровнем моря. Выровненная денудационная поверхность разрезана широкими и глубокими речными долинами на изолированные, сильно эродированные плоские, холмисто–увалистые участки. Общий наклон поверхности выравнивания на северо–запад и снижение высотных отметок водоразделов от 700 до 300 м свидетельствуют об унаследованности развития территории на современном этапе.

Западный склон свода распадается на восточную, более поднятую гористую, часть с амплитудами неоген–четвертичных поднятий 700 м и более, и периферийную, где амплитуды поднятий не превышают 500 м. В геоморфологическом плане территория представляет собой денудационно–эрозионное останцово–глыбовое низкогорье на востоке и структурно–денудационное (цокольное) пологоувалистое холмистое плато на западе. Западный склон щита лежит в зоне довольно резкого перепада амплитуд новейших тектонических деформаций от 750 до 300 м, которые начали проявляться в олигоцене—первой половине миоцена.

Склон рассекают тектонические структуры регионального масштаба: Котуйканский (1), Маркокинский (2) разломы и Мэркюнская зона разломов (3), являющиеся одними из крупнейших структурных элементов Сибирской платформы. Они прослеживаются с северо–запада на юго–восток через весь Анабарский массив почти на 280 км. Линеаменты — линейные зоны неоднородностей земной коры, проявленные в приповерхностной структуре в виде прямолинейных участков водотоков, ландшафтных аномалий, некоторые из них наследуют глубинные разломы (Котуйканский, Маркокинский и др.), разбивают крыло свода на четыре блока.

Поверхности междуречий, как правило, плоски или полого выпуклы. Многие склоны ступенчаты. Устойчивые против выветривания горные породы, а также кварцевые жилы образуют резко выступающие над общей поверхностью сопки с относительной высотой 30—70 м. Многие склоны междуречий асимметричны. В южной части провинции круче склоны северной экспозиции, а в северной части — западной экспозиции. Это стоит в связи с тектоническими особенностями провинции.

Как на Путоране, рисунок гидросети Анабарского массива центробежный. Судоходные реки отсутствуют. Массив изобилует тектоническими разрывами (местное название «челно»). Они шире, чем в Путоране (130— 150 м), и мельче (около 30—50 м). Многие междуречья Анабарского массива пересекаются покинутыми древними долинами, некогда соединявшими различные бассейны. Особенно отчетливо выражены они в бассейнах рек Попигая — Котуя.

Анабарский массив является куполом не только в орографическом, но и в структурном отношении. В от­личие от Путораны он сложен более древними горными породами. На поверхность центральной части выходят кристаллические сланцы, гнейсы, мигматиты с маломощными прослойками кварцитов, гранулитов, мраморов— кристаллическое основание Сибирской платформы— архейского возраста. Архейские отложения смяты в складки северо–западного простирания и прорваны интрузиями кислых пород — главным образом гранитов. Граниты сопровождаются пегматитами, аплитами, миг­матитами и изредка кварцевыми жилами. В северо–за­падной части обнажаются интрузии основных пород — анортозитов. По периферии массива на архейских кри­сталлических породах залегают синийские красноцветные песчаники, железистые, кварцевые, аркозовые, со­стоящие    из   кварцевых    и    полевошпатовых   зерен, конгломераты с прослоями кварцитов, доломитов, сланцев. Общая мощность 600—800 м. К архейским породам (в западной части) они обрываются уступом в 30—100 м под названием Красный Камень.

Анабар по праву можно считать музеем геологической истории Земли под открытым небом. Уникальный рельеф Анабара образовался в результате длительных геологических процессов, связанных и с разрушением горных пород, и с одновременным их формированием. Здесь выходят на поверхность одни из самых древних в геологическом отношении горных пород — протерозойские и архейские, имеющие возраст соответственно 1,6–2 млрд. лет и 3 — 3,5 млрд. лет (см. Схему 4). История образования этих пород геологами описывается так: в течение многих миллионов лет Сибирская платформа дрейфовала из южного полушария Земли к ее текущему положению в северном полушарии. Над ней долгое время плескался теплый океан, в котором накапливались морские осадки разных геологических эпох. В результате поднятия океанского дна самые древние осадочные породы оказались на поверхности именно в районе Анабарского плато. Следы морской ряби древнего океана можно встретить на плитах красных, красно–бурых и фиолетовых песчаников, возвышающимися по берегам рек, бегущих с горного плато. Их возраст более 2–х млрд. лет. За миллионы лет на дне древнего океана накопились многокилометровые толщи осадочных пород, которые, оказавшись глубоко в земной коре, подверглись воздействию высоких температур и давления. Так образовались новые кристаллические породы – гнейсы и кристаллические сланцы, которые в результате движения земной коры вновь оказались приподнятыми над водами древнего океана. В протерозое, в результате активных тектонических процессов по трещинам в земной коре поднималась магма, продолжив формирование и перерождение горных пород. Следы этих процессов можно встретить в центральной части плато в виде твердых анортозитов серого цвета, состоящих из кристаллов лабрадора, битовнита, пироксена.

Одним из замечательных геологических памятников Анабара являются строматолиты – плотные слоистые образования, появившиеся в результате жизнедеятельности цианобактерий и сине–зеленых водорослей – первых живых существ, населявших древний океан около 3–х млрд. лет назад, вырабатывающих кислород, и создававших современную атмосферу Земли уже пригодную к существованию других высших форм организмов.

Значения возрастов выходящих на поверхность горных пород Анабарского щита в млрд. лет. В.Л.Злобин (ГИН РАН).

Климат Анабарского массива отличается большей суровостью и континентальностью, чем климат Путораны. Кроме Анабара, реки промерзают до дна. На них часты наледи. Вскрываются реки между 1–м и 10 июня. В начале июля наступает второй паводок — «черная вода». Он связан с таянием снега на вершинах. Паводки случаются и во время дождей. Ливень 13—14 июля 1948 года вызвал подъем воды в верховьях Анабара на 8 м, т. е. выше весеннего половодья . (Кирюшина, 1952). В промежутке между дождями многие небольшие реки пересыхают. Даже в реках средней величины вместо перекатов остаются сухие галечниковые плотины, под которыми сочится вода. С осенними дождями и понижением испарения связан третий паводок (во второй декаде августа). Наконец подъем уровня бывает и перед ледоставом, когда заморозки выжимают грунтовую воду.

Замечено, что реки южной части провинции вре­заются энергичнее, чем северной. Число же покинутых и древних долин на севере значительно больше. Рельеф архейских кристаллических пород пологоволнистый, характерный для древних пенепленов. Нередки одиноч­ные конусообразные сопки (до 70 м относительной высоты) и кекуры — скалистые столбообразные останцы (15—20 м).

Выходы анортозитов образуют своеобразный горно–останцовый рельеф с зубчатой поверхностью. Если сред­ний уровень поверхности при этом 400—500 м, то некоторые зубцы поднимаются до 700. Зубцы обычно имеют до шести структурных ступеней (таких же, как в Путоране). Низкие перевалы часто заболочены.

Для областей развития карбонатных синийских и кембрийских пород характерно слегка холмистое плато с высотами до 280—300 м. Плато окружает кристалли­ческий архейский массив. Горизонтальная поверхность плато расчленена долинами рек со ступенчатыми скло­нами. Ступени зависят от чередования различных по литологическому составу горных пород. Песчаники и конгломераты синийского возраста выступают в виде столовых гор.

  1. Ландшафты Анабарского массива(Ю.П.Пармузин «Средняя Сибирь»)

1— волнистое плоскогорье на архейском кристаллическом массиве с лиственничным редколесьем; 2 — горнотундровое расчлененное плато на синийской карбонатной толще; 3 — Красный Камень—уступ (30—100 м) синийского известнякового комплекса к архейскому массиву: 4 — осчанцовый рельеф на анортозитах; 5 —кварцевая останцовая сопка на Центральном горстовом массиве; б — кекур; 7 — цнрк в верховье притока р. Котуйкан; 8 — структурные почвы; 9— солифлюкционные ступени; 10 — сухостой у верхней границы редколесий; И—архейские плагигнейсы, пироксениты. кварциты, кристаллические сланцы, мраморы, гнейсы; 12 —синийские известняки, доломиты,   кварциты,  конгломераты,    песчаники;   13—граниты;   14–анортозиты; 15 —кварцевая жила; 16 — тектонические нарушения

В долинах северной части провинции изредка встре­чаются ледниковые кары, цирки и долины, напоминаю­щие троги. Их нижний предел распространения лежит на высоте 250—300 м в западной части (бассейн р. Котуйкана), на высоте 450—600 м в средней и северной части.

Ледник в верховьях р.Хатырык. 1987 г. Фото В.Л.Злобина (ГИН РАН)

Анабарский массив имеет две основные вертикальные зоны: редколесья и горные тундры с границей 350—380 м абсолютной высоты — на севере и до 400— 450 м — на юге.

На равнинных платообразных поверхностях горной тундры распространены каменные многоугольники и кольца. Особенно развиты они на песчаниках. Отдель­ности (каменные глыбы) в виде брусков достигают 0,20—1 м. Они располагаются в виде частокола, огора­живая правильный круг в 5—6 м в диаметре, выполненный щебенчато–дресвяным материалом. На пологих склонах «кольца» принимают овальные очертания, а на крутых вместо замкнутых кругов образуются каменные полосы — ограды вдоль склона. Каменистость возрастает с высотой ллато и   с   увеличением крутизны   склона.

Бордюром вокруг каменных «частоколов» располагается травяная, полукустарничковая и мохово–лишайниковая растительность. Мелкозем с маломощным гумусовым горизонтом, незначительными пятнами заключен между камнями. На нем обычно растут алекториевые и цетрариевые лишайники. Камни одеты накипными лишайниками.

Покровные суглинки, покрывающие карбонатные породы, обычно заняты медальонными тундрами. Это округлые пятна голого глинистого грунта среди мохово–лишайниково–травянистой и кустарничковой растительности. С высотой пятен становится больше. Полосы, поросшие осоками, лишайниками, редкими стелющимися ивами и березкой тощей, с высотой становятся уже. Клядониевых лишайников в горной тундре мало.

Пятна, лишенные растительности, на склонах вытянуты и образуют фестонообразные наплывы — микротер­расы.

В покинутых долинах тундровой зоны обычно распространены бугристые торфяники. Например, на междуречье рек Котуйкана и Рассохи, на левобережье р. Фомич днища покинутых долин лежат на высоте 500—600 м, т. е. выше границы леса. На таких высотах в современных условиях торфонакопления не происходит, и тем не менее высота торфяных бугров достигает 1,6 м. Среди бугров располагаются термокарстовые озерки. Иногда встречаются пни и засохшие стволы лиственниц. Последнее указывает на то, что перестройка гидросети повлияла на деградацию лесной растительности в покинутых долинах.

Переход горной тундры к редколесью довольно резок. Нередко у верхней границы редколесья наблюдается сухостой отмерших лиственниц, упавшие стволы и вы­вороченные сухие корни.

На северном склоне Анабарского массива тундр больше, чем редколесий. Безлесны даже многие долины (верховье р. Рассохи). На юге провинции на скелетных, щебенчатых почвах склонов высота деревьев достигает 5—10 м, а на севере — 2—5 м. На аллювиальных отложениях террас в южной части встречаются деревья 18 м высоты. На востоке леса поражены гарями. На них растут иван–чай, ольховый кустарник и густой подрост лиственницы.

Провинция Анабарского массива используется меньше, чем Путорана, из–за удаленности от населенных пунктов и путей сообщения. Это слабо и спорадически использующиеся охотничьи угодья и оленьи пастбища. Значительные ресурсы провинции заключены в полез­ных ископаемых и оленьих пастбищах.

На территории массива находятся месторождения железа и апатита, выявлены рудопроявления Au, TR, Th, U, Mo, Cu, Ni, Pb. С открытием месторождений этих полезных ископаемых Анабарский регион может стать новым экономически развивающимся горно–рудным районом на Крайнем Севере. На северных и восточных границах открыты и разрабатываются месторождения алмазов. На территории Анабарской антеклизы выявлены многочисленные нефте–, битумо– и газопроявления, свидетельствующие о ее былой и настоящей нефтегазоностности. Так, на юге района в бассейне р.Кюэниликян (правый приток р.Арга–Сала – к западу от села Оленек), находятся естественные источники жидкой нефти – уникальные природные объекты сибирской платформы.

5. Историко–этнографический очерк.

В настоящее время на территории двух исторических провинций (Енисейский край и Якутия), между реками Хатан­га и Лена, проживают эвенки, якуты, долганы и русские. Лено–Хатангский очень удален от центров двух регионов (до революции — от Туруханска и Якутска). Расположенный на се­вере Центральной Сибири, в зоне тундры и лесотундры, Лено–Хатангский регион был всегда малолюден. Его осваи­вали и обживали северные кочевники, оленеводы и охотники на дикого северного оленя. Уже в силу их подвижного образа жизни сведения об особенностях их культуры и, особенно, этнической принадлежности были иногда далеки от истин­ного положения дел. Из–за сравнительной изолированности обследование региона пришлось на XX столетие — время проведения здесь крупномасштабных экспедиций. Таких, например, как Таймырская, снаряженная Русским Географическим обществом для изучения геологии Таймыра (1905 г.) под руководством И.П. Толмачева (в ней участвовал этнограф В.Н. Ва­сильев), или Якутская комплексная экспедиция Академии наук 1925— 1930 гг. (в одном из отрядов этой экспедиции участвовали якутский краевед П.Б. Слепцов и ленинградский зоолог и картограф А.А. Романов.

По рельефу местности Ленско–Хатангский край можно разделить на две части: южную, покрытую преимущественно лесами, и северную, которая занята тундрами. Здесь текут несколько крупных рек Средней Сибири: Хатанга, Попигай, Анабар, Оленек и Лена. Между реками Анабар и Попигай тянется плоский невысокий хребет Джакыб–Тас, северная оконечность которого теряется за верховьями р. Харабыл в холмистой тундре. Пониженная тундра, прилегающая к морю Лаптевых и Хатангскому заливу, в бассейне р. Суолема изобилует множеством озер, из которых самое большое, Киенг–Кюель, достигает 30—40 км в окружности.

Лесная область Оленекско–Анабарского водораздела занимает про­тяженное плато, которое продолжается и далее на запад, охватывая собой всю южную часть Хатанго–Анабарского района. К северу это плато, резко понижаясь, переходит в волнистую равнину, абсолютная высота которой у побережья не превышает 30 –40 м над уровнем моря.

Граница леса и его переход в чистую тундру является очень важным элементом «кормящего» этносы ландшафта (термин Л.Н. Гумилева), где северные кочевники–оленеводы проводили самый тяжелый (в плане жизнеобеспечения) зимний сезон.

С востока на запад граница леса идет сложной ломаной линией: в некоторых местах она отступает на сотни километров к югу и перемежевывается с огромными по площади участками тундры, вклиниваю­щейся в лесную область. По долинам крупных рек, наоборот, лес продвигается далеко к северу, распределяясь по склонам; но даже по этим долинам переход леса в тундру совершается постепенно. Отдельные рощицы, перемежающиеся с открытыми площадями, по мере движения на север попадаются на пути все реже и реже, деревья мельчают, а у своего крайнего предела и совсем приобретают формы кустов, стелящихся по поверхности земли. Лесотундра, которая представляет собой чередование лесных площадей с безлесными, занимает, в основ­ном, южную часть региона. Она охватывает всю горную часть и примыкающую к ней с севера узкую полосу равнины. Граница лесотундры идет примерно от верховьев р. Боганида, опускается южнее оз. Лабаз и продолжается на восток до устья р. Попигай, проходя километров на двадцать севернее бывшего Хатангского тракта. От р. Попигай ее граница, несколько понижаясь к югу, идет на восток к р. Анабар. Леса сосредоточены, главным образом, в горной части, занимая наиболее дренированные места — склоны возвышенностей и речных долин и берега рек. Они состоят из лиственницы с примесью березы и ели; кустарниковый покров представлен багульником, ольхой, голубикой, черникой, а почвенный покров — мхами и редким лесным разнотравьем. К востоку от р. Хатанга почвы (как в области тундры, так и в лесотундре) богаты ягельниками.

Лес как источник тепла на крайнем севере имеет первостепенное значение, а потому, какая бы ни была древесная растительность, ее наличие здесь определяет собой существование северного оленевода–кочевника, который уходит на зимовку под защиту леса из необъятных тундр подальше от стужи и ветров. А в чистой тундре зимовать можно только вблизи побережья, где скопления плавникового дерева могут дать необходимый материал для топлива и постройки жилища.

Южная часть района, охватывающая бассейны рек Хеты и Котуя и верхнее течение р. Анабар, представляет северную окраину Центрально–Сибирского плоскогорья, состоящего из системы разбросанных в раз­ных направлениях плосковершинных гор. Средняя их высота составля­ет 500—600 м., достигая наибольшей высоты (1000—1500 м) в юго–западной части района.

Лесная область Оленекско–Анабарского водораздела занимает протяженное плато, которое продолжается и далее на запад, охватывая собой всю южную часть Хатанго–Анабарского района. К северу это плато, резко понижаясь, переходит в волнистую равнину, абсолютная высота которой у побережья не превышает 30—40 м над уровнем моря.

Климат на этой территории  –  континентальный и характеризуется низкими среднегодовыми температурами. Зима здесь долгая и очень холодная (абсолютный минимум  –61°), лето — короткое, но иногда теплое (наивысшая температура +34°). Ежемесячно в среднем отмечается около 7 дней с сильным ветром (более 15 м/сек), а за год их количество достигает 50. Снежный покров глубиной до 40 –60 см держится 240—270 дней и сходит только в июне.

В результате тесных хозяйственных и культурных контактов этничес­ки разнородных групп у северных кочевников сложилась своеобразная система традиционного природопользования и культура со своими особенностями. В этом огромную роль сыграла таймырская популяция дикого северного оленя, весенне–осенние миграции животных, сильно повлиявшие на хозяйственный ритм и всю жизнь местного населения. Действительно, если взглянуть на карту распространения дикого оленя в Централь­ной Сибири, нетрудно обнаружить, что именно здесь, в районе оз. Ессей, верховьях Анабара, Оленека, Котуя располагаются места зимне­го обитания диких северных оленей Таймырской популяции.

Лено–Хатангский регион это один из немногих в Сибири, где до середины 1930–х гг. сохранялось большое многообразие способов охоты на дикого оленя, что было связано как с природно–климатическими, так и этническими факторами, разными хозяйственными традициями. Разнообразными были также использование оленного транс­порта (вьючно–верхового и ездового) и традиционная система оленеводства. То же относится и к конструктивным особенностям жилых построек охотников–оленеводов, на что повлияла география их расселения и принадлежность к различным этносам.

До прихода тунгусов на территорию Таймыра здесь проживали самодийцы — предки современных энцев и нганасан, о которых в 1636 г. упоминалось, что они кочевали даже в низовьях Лены. Однако позже ареал их кочевий сократился до территории между Енисеем и Анабаром, а на огромном пространстве между низовьями Енисея и Лены стали кочевать тунгусы.

Территория тунгусов к югу простиралась до правобережной части бассейна Вилюя. Они совершали откочевки из более южных районов Средней Сибири в северную часть региона, где охотились на диких оленей во время их сезонных миграций. Этих животных они промышляли как на переправах через крупные реки (Хатанга, Анабар, Оленек, Лена) весной и осенью, так и в тундре и лесотундре в зимнее время.

В 20—30–х гг. XVII в., ко времени прихода русских служи­лых и промышленных людей в бассейны Анабара и Оленека, эти места были также населены тунгусами. В 1620–х гг. мангазейские служилые люди уже собирали ясак с тунгусов, кочевавших в верховьях Оленека. В ясачной книге Мангазейского уезда за 1623—1624 гг. впервые упоминается о сборе ясака с оленекских тунгусов из «племени азян».

В низовьях Оленека обнаружил тунгусов и устюжанин Елисей Юрьев (Буза), первый достигший морским путем устья этой реки (1636 –37 гг.). Население бассейна р. Оленек неизменно определялось как тунгусское и в других документах 1640—50–х гг. — в ясачных книгах, отписках служилых людей и в челобитных ясачных людей. В середине XVII в. азяны занимали, по–видимому, все нижнее и среднее течение Оленека. Они прикочевывали на Лену, в верховья Оленека и Анабара и доходили до озера Ессей.

Тунгусский род долган русские землепроходцы, пришедшие в Ленский край, застали проживающим возле устья Вилюя. В первой половине XVII в. в результате событий, связанных с вхождением Ленского края в состав Российского государства и ясач­ным обложением местного населения, началось активное расселение рода долган. Часть из них продвинулась далеко на юго–восток, достигнув Зеи и даже Амура, другая вышла на Алдан, Маю и Охотское побережье, а третья ушла на Оленек и Анабар. Позднее осевшие здесь долганы откочевали еще дальше на запад, где остались на Таймырском полуострове, войдя в состав предков долганского народа и дав ему современное имя.
Тунгусы долганского рода, которые кочевали во время прихода русских между оз. Ессей и р. Оленек, были выходцами с Лены и Нижнего Вилюя. Начало их продвижения на Нижнюю Тунгуску и Таймыр, возможно, происходило еще до прихода русских, но основная масса долган стала переселяться сюда лишь с 1640–х гг. Около 1645 г. русские встретили их на Оленеке. Среди ламутов (эвенов) долганский род был очень многочисленным. По переписи 1897 г., их представители кочевали на обширной территории Приморской области.

Распределение населения между pp. Хатанга и Лена в середине XVII в. (Гурвич  И.С., 1977).

Одним из тунгусских родов, вошедших впоследствии в состав ванядовских нганасан и упоминавшихся в русских документах первой половины XVII в., были ваняды (см. Схему 5) (в якутской огласовке — «маяты»), проживавшие на территории между Нижней Тунгуской и Хетой. В якутском фольклоре говорится, что маят большую часть времени занимались охотой на диких оленей, обычно вовремя переправ через крупные реки.

Также в северном направлении из Средней Сибири в XVII в. двигались баягиры и малгачагиры. Баягиры в первой половине XVII в. жили на Нижней Тунгуске и покинули эти места в середине столетия. Роамалгачагир в первые десятилетия XVII в. числился при Туруханском зимовье, но затем перешел в подчинение Ессейского. Из района озера Ессей малгачагиры затем ушли дальше на север. Эпидемии оспы, периодически случавшиеся среди местного населения, способствовали откочевкам их на новые места. Так, после опустошительных эпидемий 1650—1653 гг. в Центральной Сибири, к озеру Ессей стянулись охотники–оленеводы из более восточных районов. Их уход в северном и западном направлениях был связан не только с поиском богатых промысловых угодий, эпидемиями оспы, но и с сопротивлением ясачному обложению, столкновениями со сборщиками пушнины. В 1682—83 гг. против произвола ясачных сборщиков восстали все те же ессейские тунгусы.

На Хатанге, Оленеке и Анабаре промышленные люди жили небольшими группами по 4—6 человек в каждом зимовье. Одновременно с обложением коренного населения ясаком, установленным в 1620—1630–х гг., служилые люди строили здесь острожки, которые служили своеобразными форпостами для продвижения русских на восток и открытия новых земель.  В 1647 г. на р. Анабар была отправлена партия стрельцов. Отряд, поздно вышедший из Туруханского зимовья, в том году успел добраться только до р. Хеты, где его застала зима: «...и тут зимовали поневоле и голоду терпели много потому, что рыбы в Хете не добыли и добыть было нечево». На левом притоке р. Дудыпта, Аваме, было основано одно из первых зимовий — Пясинское (1625 г.), а в 1630–х гг. одно за другим были поставлены: Ессейское,  Хантайское, Авамское,  Верхне–,  Средне– и Нижневилюйское, Оленекское, Жиганское и Столбовское. Первые три зимовья вхо­дили в подчинение Мангазейского (Туруханского) уезда, а остальные — Якутского.

Основная масса русского старожильческого населения в регионе сложилась из осевших здесь промышленников, казачьих детей и беглых посадских людей, которых северные реки привлекали, помимо всего прочего, своей удаленностью от центральных властей. Промышленни­ки, которые в большинстве случаев являлись выходцами из русского Поморья, были знакомы с таежным образом жизни и мореплаванием и поэтому легко осваивались в северных окраинах Лено–Хатангского региона. Проживая в окружении тунгусов и якутов, они быстро усваивали их язык и сближались с местным населением через браки.

Опубликованные данные о численности русского населения в Якутии позволяют оценить масштабы иноэтничного вторжения в среду аборигенов и его последствия, для чего следует привести некоторые цифры хотя бы по этой территории. Так, в Ленском крае в 40–х гг. XVII в. было от 2,5 до 3,5 тыс. русских промышленников и торговых людей, а вместе со служилыми — 4,5 тыс. Многие из них вследствие оскудения соболиного промысла в централь¬ных районах Ленского края уже в 40—50–х гг. XVII в. ушли на северные реки. Тем более, что места эти были им знакомы, т.к. освоение новых земель происходило через большие реки и их притоки, которые казаки выбирали для своего продвижения. Таков был, например, один из путей, позволявший из низовьев Енисея попасть на север Якутии. Со стороны Мангазеи по Енисею плыли до его устья, затем морем — до р. Пясина и далее вверх по ее течению на р. Хету. По ней попадали в р. Хатанга, затем по Хатангскому заливу и морем в устье р. Анабар и вверх по этой реке и системе ее притоков. Обратно на восточный Таймыр с Анабара можно было попасть и волоком, где один из притоков Попигая, впадающего в Хатангу, расположен всего в 1 км от Анабара.

Уже в середине 30–х гг. XVII в. на р. Оленек было много русских промышленников, часть из которых приходила сюда на промыслы, другая — проживала постоянно. В конце XVII в. русские промышленники в большей степени осваивали низовья рек, впадающих в Ледовитый океан. Они часто оседали здесь, поскольку соболиные угодья в центральных районах Якутии быстро опустошались, а низовья северных рек были значительно богаче дичью и особенно рыбой. Это позволяло охотникам содержать собак в качестве транспортного средства. В 1680–х гг. в низовьях Лены уже проживало постоянное русское население, что подтверждается известием о том, что в 1682 г. приказчик Жиганского зимовья в донесениях в Якутск жаловался, что «казачьи дети и посадские люди сошли на Анабар» в связи с голодом.

Согласно историческим данным, с появлением русских среди корен­ного населения изменилась этнокультурная ситуация, ведь большинство служилых и промышленных людей прибывали в Сибирь без семей и потому они часто вступали в браки с местными женщинами. В XVII в. действовало положение, согласно которому официальные власти запрещали покупку женщин из среды коренного населения и разрешали крестить только пленных, так называемых «ясырь». Во избежание штрафа за нарушение установленного правила купленных женщин промышленники и казаки пытались представлять как своих «ясырок». Это давало возможность окрестить сожительницу и вступить с ней в законный церковный брак. Уже в середине XVII в. в Якутии стала образовываться своеобразная прослойка, состоявшая из потомков русских от браков с местными женщинами.

Аналогичные процессы происходили и в Енисейском крае. Несмотря на предпринимаемые местными властями меры против тесного житейского общения с ясачными, пришедшие в Сибирь русские не жили замкнуто от коренных жителей, с которыми соседствовали, а вступали с ними в брачные отношения. В результате этого на Таймыре сформировалась особая группа населения — затундринские крестьяне. «Затундрой» называлась не очень широкая полоса границы леса и территории, переходящей в тундру, где позднее возник Хатангский тракт. Здесь впоследствии русские старожилы совершенно слились с коренным населе­нием, утратили родной язык и свои национальные черты.

К приходу в 1630–х гг. в Ленский край русских землепроходцев сложение якутского этноса было завершено. Включение территории Якутии в состав Российского государства, закрепление ее границ, установление исполнительной, судебной власти и других атрибутов государственно­сти окончательно сформировали якутов как народ. Вхождение Ленского края в состав Российского государства совпало с началом резкого демографического подъема якутов. Численность их росла не только за счет естественного прироста, но и благодаря совместным бракам с тунгусами, ламутами, юкагирами, а также русскими. Дети от таких смешанных браков, как правило, считались якутами.

Социальное расслоение в якутском обществе, борьба внутри насле­гов и между ними за овладение сенокосными угодьями сопровождались не только образованием новых наслегов или выделением их из состава старых, но и вытеснением рядовых скотоводов на периферию территории проживания якутов. В связи с дальнейшим развитием якутского этноса, его хозяйственной структуры, в центральных районах стало уже не хватать пастбищ для скота, а продолжающееся расслоение общества вызывало многочисленные случаи бегства от притеснений местных тойонов в разные районы, в том числе и на север. Процессы активного расселения якутского этноса по территории Восточной Сибири особенно усилились с установлением ясачного режима, для многих скотоводов непомерного (от 2 –4 до 15 соболей в год). Переселялись часто семьями и на новых местах вдалеке от центральных районов образовывали одноименные наслеги. Там, где природно–географические условия не позволяли якутам заниматься скотоводством, они со временем восприняли хозяйственно–культурный тип оленеводов, охотников и рыболовов. В первую очередь это относилось к зонам тундры и лесотундры на огромной территории от Таймыра до Колымы, где не было подходящих условий для скотоводства. Именно здесь сформировались такие субэтносы якутов, как северные якуты–оленеводы и территориальные группы, названные по именам северных рек и озер (устьянские, ессейские и др.). Там, где климатические условия позволяли содержать скот и лошадей, якуты непременно занимались традиционным для них скотоводством, даже далеко за пределами Якутии.

Кроме социальных условий, сложившихся в центральных районах Якутии, расселению якутов способствовало также исключительное бо­гатство отдаленных районов, где сохранились запасы пушного зверя. Соболиный и песцовый промыслы, добыча мамонтовой кости, которой были богаты северные районы, и особенно природная предприимчивость, возможность выгодных обменов во время торговли с другими народами Сибири, — все это позволяло якутам не только закрепляться в иноэтничном окружении, но и быстро ставить его в свою экономичес­кую зависимость. Активность молодого этноса была главным фактором появления якутов в Амурском регионе, на Охотском побережье, у берегов Ледовитого океана, на Анабаре, Хатанге и Таймыре. Почти повсюду их переселение в отдаленные места сопровождалось появлением здесь якутских торговцев.

В результате исторических событий, связанных с вхождением Якутии в состав России, социально–экономическими изменениями и в процессе широкого расселения якутов за пределы основ­ного ядра их проживания формировались своеобразные этнографические группы (субэтносы) во многих регионах Сибири: от Амура и Охотского побережья на юго–востоке до Енисея и Таймыра на северо–западе. В разных местах их формирование имело свои особенности, которые зависели от природно–географических условий, хозяйственных занятий, численности населения, причин переселения и т.д. Сочетание этих факторов накладывало свой отпечаток на этнокультурные взаимоотношения разных народов.

Якуты переселялись в северные районы как самостоятельно, так и вместе с тунгусами и русскими. Первые русские землепроходцы в низовьях Лены якутов не встретили. Казаки из отряда П. Бекетова, которые поставили ясачное Жиганское зимовье в 1632 г., упоминали из местных жителей только тунгусов. В архивных документах как постоян­ные плательщики ясака якуты числятся в этом зимовье с 1639 г. Факторы, побуждавшие якутов к перемещению в столь далекие районы, носили, главным образом, социально–экономический характер. Кроме вышеназванных причин (ясачное об­ложение, оскудение соболиных промыслов, эпидемий оспы), следует отметить и развитие самого якутского этноса, его хозяйства, а расслоение якутского общества часто вызывало бегство от гнета местных тойонов в разные районы, в том числе и в низовья Лены.

В бассейне Оленека, куда якуты переселялись преимущественно из низовий Лены, с Вилюя и других территорий, они официально значатся с 60–х гг. XVII в. Районы Оленека и Анабара привлекали якутов возможностью богатой добычи мигрирующих диких оленей, хотя пути миграций диких животных могли меняться и, соответственно, вызвать голод среди местных жителей.

На р. Хатанга якуты появились в конце XVII в., когда туда перешло 20 староплатежных жиганских якутов. В конце столетия якуты проживали также на р. Хета (левый приток Хатанги), протекавшей по территории Мангазейского уезда. На Хету и Котуй якуты приходили как с Хатанги, так и из района оз. Ессей.

В течение XVII столетия процессы продвижения на север, в Лено–Хатангский район, охватили представителей трех этносов. Одними из них были таежные охотники–оленеводы тунгусских родов долган, эдиган, эдян и др., которые осваивали огромную территорию бассейнов pp. Лена, Вилюй, Оленек, Анабар, оз. Ессей. Вторыми — русские землепроходцы, которые пришли в Лено–Хатангское междуречье с запада, со стороны Енисея. Часть из них, поставив зимовья или острожки, осталась здесь и уже тогда дала начало процессу смешения с коренным населением. Чуть позже на этой территории стали оседать также русские, но пришедшие из Якутска и с низовий Лены. То есть русское население попадало в этот край, как с запада, так и с востока. Третьими были якуты, приходившие с русскими или самостоятельно, в основном выходцы из «подгородных» районов, хотя на запад продвигалась и часть жиганских якутов. Одной из основных причин откочевок населения то в западном, то в восточном направлениях были изменения миграцион­ных путей диких северных оленей, добыча которых составляла основу хозяйства охотников–оленеводов региона.

Сведения о русском населении между Хатангой и Леной в XVIII в. очень немногочисленны. На месте старинного Усть–Оленекского зимовья, которое было когда–то поставлено на правом берегу устья Оленека, здесь возникло крестьянское поселение. От Оленека до устья Анабара на расстоянии около 30–ти верст друг от друга располагались балаганы добывавших песца оленекских промышленников. Одиночные заимки русских промышленников шли дальше на запад, доходя до Хатангской губы. Промышленники занимались теми же промыслами, что и коренное население: песцовым, рыболовством и охотой на дикого оленя. Добытую ими пушнину обычно покупали во время сбора ясака служилые люди. Возвращаясь со службы из ясачных зимовий, казаки привозили с собой «постели» (оленьи шкуры), шкурки песцов, горностаев и т.д., то есть те товары, которые они могли приобрести у ясачных людей и промышленников. Браки между семьями русских старожилов и коренного населения в то время были обычным явлением, нашедшим отражение в ревизских сказках.  На енисейском севере и к востоку до р. Хатанга места проживания русских крестьян и служилых людей отмечались в 1735 г. ниже Мангазеи (Туруханск). Это были зимовья Ермакове, Игарка, Лузино и Дудинское. На Хатанге упоминался расположенный в 12 км ниже устья Хеты Хатангский погост, а ниже по реке находились зимники и летники русских и якутов. Русские старожилы, жившие по Хатанге, впоследствии стали называться «затундринскими крестьянами». Граница между Якутским и Туруханским уездами проходила в то время по р. Анабар.

В начале XVIII–го в. приток якутов на север, в низовья Лены и на Оленек усилился. Они прибывали сюда из разных районов. Часто поездки якутов были связаны с охотой на пушного зверя для уплаты ясака (как известно, в центральных районах Якутии соболь был быстро истреб­лен). На рубеже XVII—XVIII–го вв. якуты из низовий Лены и Оленека стали продвигаться на запад, в низовья Анабара и Хатанги. Так, причиной миграции якутов на запад в 1702 г. послужил голод, случившийся на Оленеке. Капитан Харитон Лаптев, участвовавший во Второй Камчатской экспедиции и делавший в 1734—42 гг. съемку берега между Енисеем и Леной, упоминал о проживании и перекочевках оленных тунгусов и якутов в бассейне Оленека. А в устье этой реки новокрещенные якуты жили с русскими промышленниками и занимались добычей диких оленей и песцовым промыслом. Осваивали они также и устье Лены и его протоки.

В течение восемнадцатого столетия в зоне лесотундры и арктической тундры между Леной и Хатангой происходило дальнейшее сближение (смешение) тунгусов, якутов и русских старожилов. Промысел песца, имевший здесь для местного населения то же значение, что и некогда добыча соболя (в более южных районах), охватил представителей всех трех этносов. Хозяйства их становились все более однотипными, комплексными, в которых сочетались пушной промысел, охота на дикого северного оленя, транспортное оленеводство (в некоторых местах собаководство) и рыболовство.

В начале XIX в. в связи с изменениями миграционных путей диких оленей, когда они исчезли из мест кочевок оленеводов, участились случаи массового голода и эпидемии. Так, эпидемия оспы, начавшаяся в центральном районе Таймыра, в зимовье Авамском, быстро дошла до Хатанги и опустошила несколько станков.

В затундринском районе полуострова большую часть года сосредотачивалось почти все коренное население центрального Таймыра. Здесь пролегала жизненная артерия Таймыра в течение долгой зимы (с конца октября до мая) — Хатангский тракт, на котором в это время устанавливалось станочное сообщение на оленях (около трех десятков станков). Затундринские русские крестьяне, затундринские якуты, тунгусы (эвенки), долганы располагались зимой по самому тракту, а табуны их оленей паслись в окрестностях станков.

Начавшись в Дудинке, тракт, пересекая Таймырский полуостров и Анабарский край, тянулся почти на тысячу верст на восток и имел цепь станков. Далее он шел в Якутию до селения Булун в низовьях Лены. Зимовья тянулись по лесотундре параллельно северной границе леса, а расстояние между станками было в среднем около 30 верст. Каждый из них состоял обычно из нескольких изб или деревянных юрт, но неко­торые представляли просто группу нартенных чумов (балков). К лету станки пустели: пастухи со стадами домашних оленей отправлялись на север в тундру, некоторые за 100—200 км от зимних жилищ, а торговцы с выменянной за зиму пушниной уходили в Дудинку. В 1920—30–е гг. на некоторых станках функционировали фактории заготовителей пушни­ны. Учитывая то, что по тракту можно было передвигаться только зимой, до наступления распутицы, а это — время жестоких морозов и сильнейших ветров, проезд по нему считался трудным и опасным.

В целом, население, проживающее на рубеже XIX — первой четверти XX столетия между Хатангой  и Леной, принадлежало к пяти этнически разнородным и, одновременно, чрезвычайно смешанным группам. Самыми многочисленными были якуты, которые доминировали по всему региону. Тунгусы отдельными родами и семьями кочевали, в основном, в районе лесотундровой полосы. По рекам Хатанга, Блудная, Анабар и в бассейне Попигая проживали долганы. Также по р. Хатанга осели потомки первых русских землепроходцев — затундринские крестьяне, к началу нашего столетия окончательно объякутевшие. И, наконец, в низовьях Лены и Оленека проживало русское старожильческое население. Все эти группы по своим хозяйственным особенностям относились как к оседлым, так и к кочевым («бродячим»).

Оседлое население проживало в дельте Лены, устье Оленека, по Хатанге и занималось рыбным и пушным промыслом. А оленеводы кочевали по всей территории тундры и лесотундры между Леной и Хатангой, охотясь на дикого оленя и добывая пушнину. И если оседлые Жители, постоянно проживающие в определенных населенных пунктах, отлучались только на сезонную охоту, то время стоянок и их продолжительность у кочевников значительно варьировали, главным образом, в зависимости от успеха охотничьего и пушного промыслов. Места сезонных стоянок и пути кочеваний за некоторыми исключениями оставались из года в год одни и те же. Время же кочеваний и продолжительность стоянок в разные годы не всегда совпадали.

Распределение населения между Таймыром и Леной (по данным переписи 1926 –1927 гг.). 1 — границы Анабарского и Оленекского районов ЯАССР в 1939 г.; 2 — границы между наслегами и бывшими административными родами; 3 — границы между группами, до революции принадлежащими к различным административным единицам (Вилюйский округ, Верхоянский округ, Енисейская губерния). (Гурвич Я. С, 1977.)

Кочевой образ жизни составлял основу жизни охотников–оленеводов. Никакие административные границы не могли удержать их на одном месте, так как оленеводам нужно было постоянно передвигаться по тундре и лесотундре в поисках хороших пастбищ для своих оленей. Откочевкам в другие места способствовало и то, что в некоторые годы пути мигрирующего северного оленя менялись, и дикие животные уходили на территорию другого района.

Русские, придя на север Восточной Сибири, наряду с добычей «мягкой рухляди» (мех ценных пушных зверей), организовали промысел мамонтовой кости, в который, безусловно, было вовлечено коренное население. Поскольку местные жители вели кочевой образ жизни, они великолепно знали местность и очень часто находили замерзшие туши исполинов, тем более, что и сами использовали кость для изготовления предметов оленьей упряжи. Наиболее часто мамонтовые бивни находили на морском побережье и островах моря Лаптевых. Этот промысел стал весьма доходным, и ежегодно в Якутск караванами вывозили многие сотни килограммов этого материала.

К началу XX в. жители Лено–Хатангского региона настолько перемешались антропологически и в хозяйственно–культурном отношении, что выделить их национальную принадлежность было чрезвычайно трудно. Наибольшие отличия можно было обнаружить там и тогда, где и когда они проявлялись в области психологии, этнического характера.

Трагические события, затронувшие весь регион и его этносы, произошли в начале 30–х годов прошлого века и были связаны с коллективизацией. Хронология Таймырского  восстания 1932 года приведена в Приложении.

К началу тридцатых годов прошлого века подробные сведения о верховьях и среднем течении реки Оленек совершенно не были известны не только в центре, но и в Якутске. В 1934 г. Комитетом Севера при Президиуме ВЦИК был утвержден план организации и постройки трех культбаз, одна из которых была намечена в районе реки Оленек. Всего к началу 1934 г. на Севере было создано пятнадцать таких баз — специальных центров, опорных пунктов, обеспечивающих первоначальные условия для социалистического переустройства хозяйств малочисленных народов Севера. Точное место для организации Оленекской культбазы не было указано, так как о прилегающих к Оленьку территориях и населяющих их кочевниках, за исключением приустьевого участка реки, не было данных. Для выбора места и организации строительства были командированы из Москвы член Комитета Севера при ВЦИК И.М.Суслов, а также уполномоченный ЦИК Якутской АССР И.Е.Винокуров, которые после длительного ожидания и сложного пути прибыли в район 20 апреля 1934 г. За восемь проведенных здесь месяцев ими и другими работниками была проделана огромная работа — был собран материал по экономике бассейна реки Оленек; разработаны проекты организации северо–западного округа ЯАССР, а также большого Оленекского района с центром в культбазе; собраны ботаническая, энтомологическая коллекции; организованы первый водомерный пост и первая метеорологическая станция; построены первые восемь домов культбазы, здание школы с интернатом в Жилинде; открылся медицинский пункт; были организованы первые школы с интернатом в трех пунктах, где в декабре 1934 г. уже обучалось 60 детей и многое другое.

При этом сам район был организован чуть позднее: Начиная с 1930 г. рассматривался вопрос районирования северных округов. Надо сказать, что административное устройство северных территорий решалось нелегко. ВЦИК отменял или вносил изменения и дополнения в ранее принятые постановления. Президиум ВЦИК своим постановлением от 10 декабря 1930 г. «Об организации национальных объединений в районах расселения малых народностей Севера» образовал в Якутской АССР: «Анабарский национальный район, центр — Уджа. В состав района включить из Якутской АССР территорию в районе системы реки Анабара и Уджи, а также верховье р. Оленека. Булунский национальный район, центр — Булун. В состав района включить из Якутской АССР территорию в районе низовьев р.Лены и Оленека. Жиганский национальный район, центр — Жиганск. В состав района включить из Якутской АССР территорию в районе нижнего течения р. Лены от притока Бахадунка, р.Муна и среднего течения р. Оленека».

Вопрос об организации Оленекского района остро не ставился. Обширная территория бассейна реки Оленека была распределена меж вышеназванными тремя районами: Анабарский получил верховье, Жиганский — среднее течение, а Булунский — низовье р.Оленек.

Оленекские тунгусы, населявшие с древних времен этот край, занимались оленеводством и охотой, преодолевая очень большие расстояния. Они кочевали по бескрайней северной тундре, доходя до рек Попигай, Рассоха, а на западе — до озера Ессей, которые после районирования 1930 г. отошли к Красноярскому краю. Надо отметить, что это решение центральных органов власти не устраивало местное население, т.к. в Оленеке, Кирбее, Ессее, Анабаре и Попигае жители в основном были против присоединения этих территорий к Красноярскому краю. На юге оленекские охотники промышляли в верховьях бассейна р. Марха и на притоках Лены рр. Муна, Моторчуна и др.

Высшие органы государственной власти вопрос об образовании Оленекского района рассматривали и обсуждали в течение нескольких лет. Необходимо заметить, что решение о создании нового района принималось несколько раз и потом отменялось. История организации района — это отдельная обширная тема. Следует только подчеркнуть, что Президиум ВЦИК 31 января 1935 г. утвердил в составе Якутской АССР 34 района, но в данном списке Оленекский район не числился. Лишь 1 октября 1935 г. вышло постановление Президиума ВЦИК «Об образовании в составе Якутской АССР Оленекского района»: «Образовать в Якутской АССР новый Оленекский район с центром в Оленекской культбазе в составе сельских советов: Джилиндинского, Оленекского, Кирбейского, выделяемых из Анабарского района и Шологонского совета, выделяемого из Мегежекского района».

В настоящее время жители Оленекского и Анабарского улусов занимаются оленеводством, охотой, заготовкой  мяса дикого оленя и работают на алмазодобывающих предприятиях.

6. Техническое описание прохождения группой маршрута.

Наш маршрут естественным образом разложился на несколько этапов.

  1. Этап заезда – это авиаперелет в Хатангу, дозакупка продуктов, топлива, фасовка, организация транспорта и переезд на 90 км вверх по Котую от Хатанги до с.Каяк к концу цивилизации и началу маршрута.
  2. Пересечение водоразделов Северо–Западного Прианабарья с выходом в верхнюю часть долины реки Медвежья: 8 дней, 161 км.
  3. Пересечение севера Анабарского нагорья через верховья реки Фомич с выходом в среднее течение Котуйкана в место расположения старой базы Института литосферы РАН: 7 дней, 156 км.
  4. Собственно, зенит экспедиции – переход через центральную часть нагорья, траверс возвышенности Халчаганахта с высшей точкой нагорья в.905 м. и выходом на природную южную границу нагорья – реку Большая Куонамка: 10 дней, 193 км.
  5. Переход от долины реки Большая Куонамка по Оленекскому нагорью к поселку Оленек, расположенному на одноименной реке: 10 дней, 225 км.

В основу технического описания положены дневниковые записи руководителя похода.
В тексте описания повсеместно приводятся отметки высот по данным GPS. Делаются ссылки на номера фотографий. Приводятся схемы по этапам маршрута – общие по карте масштаба 1:1000000 и по дням пути по карте масштаба 1:200000.

6.1 Подъезды

г.Москва – г.Красноярск – пос.Тура – с.Хатанга.
с.Хатанга – пос.Каяк 4 часа, 90 км.

На этом этапе мы с задержкой на сутки долетели до Хатанги. В самом поселке провели, как и было запланировано, весь следующий день – фасовали и упаковывали продукты, перекидывали снаряжение. Выехать смогли лишь вечером последующего за этим дня. Эти задержки не сказались особо на наших планах. Маршрут начался в плановые сроки. В Хатанге можно приобрести значительную часть продуктов, необходимых в походе. Мы этим озаботились заранее, и основные продукты были приобретены встречающими нас ещё до нашего приезда. Есть проблемы с качественным бензином для горелок. Поэтому мы попросили наших местных помощников добыть нам авиационный керосин. К селу Каяк – месту нашего лыжного старта добирались на двух машинах на шинах низкого давления (на базе Нивы и УАЗа). Поскольку угольные шахты в Каяке закрыты, то постоянного зимника к селу сейчас нет. Есть полузасыпанные следы одиночных машин. Ехали мы уже морозной ночью и, к сожалению, не смогли налюбоваться известными по летним снимкам видами долины Котуя, текущего в крутых берегах.

13 марта
… Утро. Звонит Алексей Сашов. Сообщает, что попытка электронной регистрации на наш рейс была неудачной... Рейс оказался отменённым! Нас об этом не предупредили. Вернее, как мы выяснили позже, пытались, но не смогли найти наши координаты! Хорошо, что Алексей попытался провести предварительную регистрацию! В авиакомпании нам предлагают лететь рейсом на следующий день, вылетающим позже  –  в 22.40  –  стыковка с рейсом в Хатангу  –  4 часа. Мы опасаемся, что можем не успеть. Связываемся с Антоном Ерёминым. Он успокаивает. Прогнозы по погоде в Красноярске, говорит  –  нормальные. Ладно – есть день. Продолжаю спокойнее готовиться к походу и доделывать «хвосты» по работе…

14 марта
Утром встаю в 05.30. Все еще зимний день. Зима в нашем городе пока затягивается. После завтрака сходил с собаками. В парк они не пошли, уже понимают, что я уезжаю  –  ограничились прогулкой вдоль линии метро. Ставлю крепления на лыжи и постепенно собираю рюкзак. Куча вещей и продуктов на полу начинает быстро уменьшаться. В чехол с лыжами, которые обмотал ковриками, укладываю колбасу и сухофрукты. Погода в Москве сегодня пасмурная. Собаки ходят по квартире потерянные. Прощаюсь со всеми и отправляюсь на такси на Павелецкий вокзал. Добираюсь туда  поразительно быстро для дневного времени. Москва, почему то пустая. Водитель, говорит, что весь день сегодня такой. Площадь перед вокзалом в стройке и котлованах. Иду к зданию вокзала. Стоящий невысокий мужик с бородой в красном анораке  –  по виду Андрей Рыжков  –  говорит полувопросительно Хатанга? Да, отвечаю! Это и в самом деле Андрей!  В билетной кассе Света Белоусова и провожающий нас Миша Васильев. Вскоре, съезжается вся группа. Василий Иванов со своими друзьями и Наташей. Алена Акимова с мужем Антоном. Все собираемся и садимся в электричку. До аэропорта с нами едет Наташа.  Проблем с чрезмерной оплатой сверхнормативного багажа нет. Нас только просят помочь доставить наш груз к багажному лифту аэропорта. Регистрация завершена. Распиваем вторую бутылку портвейна. Прощаемся с Наташей и идем на посадку. Летим на восток навстречу солнцу и начинаем переходить в другое время.

15 марта
В Красноярске в аэропорту Емельяново  –20. До нашего рейса еще есть время. В зале отлетов видны отдельные эвенки. Регистрируемся и долго ждем посадки. Почти все засыпаем.  Летим на АН –26. За бортом разлито белое сияние. Под нами снега, тайга, реки, увалы – Эвенкия (Фото 1). В салоне жарко. Самолет делает посадку в Туре – географическом центре России. Половина самолета выходит и остается здесь. Вот и столб нулевого километра (Фото 2)! Василий встретил члена экипажа катера, на котором 8 лет назад – летом 2003–го года плыл по Котую в Хатангу. Они оживленно беседуют. Я же прилипаю к стеклу и смотрю на пейзажи. Правда, после Туры, пейзажи по направлению к Хатанге становятся менее примечательными (Фото 3, 4). К  тому же – облачно.
В Хатанге  –20. Пару дней назад была сильная пурга. В самолет входит пограничник и забирает наш пропуск. Мы ждем багажа. Появляется человек кавказской наружности с длинными пластиковыми санями волокушами. Ему ничего не привезли. Он беседует с нами. Вспоминает время, когда через Хатангу забрасывались полюсные и иные северные экспедиции.
Получив багаж и добро от пограничников, мы выходим из здания аэропорта. Переходим в расположенную неподалеку после памятника вертолету Ми –8 и известную в «узких» кругах гостиницу Хатанга. Через ее номера прошло много северных экспедиций еще недавнего времени, когда отсюда делали подброс на лед. Сейчас все пользуются базой Барнео. Стекло в приемной гостинице оклеена разными интересными наклейками с символами самых разных экспедиций. Гостиница – ведомственная. В ней отдыхают авиационные экипажи. Гостиница недешевая –1050 рублей с человека.  Мы размещаемся в 3–х номерах.
К 18.00 сюда приезжает Игорь Смарыгин – наш здешний помощник – и привозит продукты и топливо –авиационный керосин. Ребята уходят в поселок, купить что – то к ужину. Начинается работа. Света, Алена, Алексей и Женя в своей комнате фасуют и пакуют продукты. Уже глубокий вечер и основная эта работа будет завтра. В холле этажа греем самовар и ужинаем.

16 марта
Днем прогуливаемся по Хатанге (Фото 5). Большая река. Над речным обрывом стоит недавно отстроенная деревянная церковь (Фото 6). На небе дымка, хотя солнце и просвечивает. Во льду вмерзшие суда. Примечательна ледяная дамба, защищающая акваторию порта во время паводка (Фото 7). В поселке множество магазинов. Мы посещаем очень приличный музей Таймырского заповедника – женщина–экскурсовод рассказывает много интересного – про заповедник, про народности, населяющие Таймыр, про историю..
Тем временем завершается фасовка продуктов. Мы разливаем керосин по пластиковым бутылкам и у угла гостиницы испытываем горелки. Быстро выясняем, что керосин от спички не загорается. Его нужно прогревать – бензином или спиртом. Просим Игоря дать еще нам пару литров бензина  для розжиги. Пока еще не поняли, какой нужен в нашем случае диаметр форсунок у горелки.
Наступает вечер. Игорь сообщает, что завтра утром выезда не будет – один из водителей возит главу администрации Хатанги,  а сегодня прилетела делегация из центра   –  Дудинки.
Что ж, ждем. Вечером уже упаковали рюкзаки санки и взвесили их. Выходной вес у меня   –  порядка 60 кг.

17 марта
…Выезжаем только вечером в 9–ом часу. Уже в темноте приезжает первый водитель – Игорь Павленко. Молодой симпатичный. У него Нива–Бронто с огромными колесами на шинах низкого давления (Фото 9). Ругается, что его напарник, возящий главу администрации Хатанги, занят. Приехала делегация по культуре  –  начальство из Дудинки и ездит уже второй день по объектам. У напарника  –  вездеход на базе УАЗа (Фото 8). Мы тем временем начинаем спускать рюкзаки и санки из наших номеров на втором этаже вниз – в холл гостиницы.  Загружаем после прицеп Нивы. Сам я с водителем и Аленой отправились по ночной Хатанге разыскивать вторую машину. Телефон ее водителя отключен. Машина обнаруживается неподалеку  –  рядом со зданием администрации.  Ожидание длится 15 минут. Наконец, появляется второй водитель, и  мы выезжаем в 21.40. В Хатанге – лунная и морозная ночь. Мороз ощутимо усиливается.  Заправляемся около дома Игоря.  Он живет в частном секторе. Его симпатичная жена орудует насосом. Спускаемся на лед реки. Здесь сейчас хорошая дорога. Пурга была несколько дней назад и за прошедшее время успели раскатать дорогу до льда. Игорь рассказывает нам о житье, бытье, работе, поездках. По берегам темнеет лес. После поворота на Кресты, огни которого светятся на правом (ор.) берегу зимник кончился. Идет засыпанный след от грузовика. Как говорят, ездили пару дней назад. Скорость падает. Берега сдвигаются. Проезжаем глубокое, как говорит нам Игорь,  до 40 м – место на реке. Идут тяжелые участки. Приходится пробивать дорогу. С накатом и откатом в 2 –3 захода. Есть уж совсем тяжелые участки. Снег переморожен. Безветренно. Мороз  – -30°. Светит луна.  К поселку Каяк приезжаем к часу ночи. Русских осталось мало. Говорят, что больше долган. Слышен лай собак. Горит одинокий фонарь, тарахтит движок. Вверх по реке следа машины нет. Наши водители демонстрируют нам, что дальше пути для их машин нет. Обе машины быстро зарываются в снег. Возможно, им не хочется ехать оставшиеся 30 км до устья Эриечки за 5000 рублей, куда, скорее всего, пробиваться не менее  3–х часов. До Каяка мы заплатили 25 тыс. Еще и раньше водители нам сказали, что вездеходчики бы запросили за такую заброску 40 тысяч. Мы их понимаем и благодарны – и так подъехали достаточно. Можно стартовать! Координаты  –  71°30'31.60" 103°12'25.01".

Подъезд от Хатанги до района села Каяк 17 марта.

6.2. Этап 1: По Западному Прианабарью к реке Медвежьей.

с.Хатанга – пос.Каяк – р.Котуй – р.Эриечка – пер.277 м (1А) – р.Кысыл–Хая–Юрях – пер.318 м (н\к) – р.Хара–Тас–Сулуда – пер.426 м (н\к)  – р.Урюнг–Тас–Сулуда – пер. 420 м (н\к) – р.Буом–Пастах – пер. 410 м (н\к) – р.Каменистый – пер. 403 м (н\к) – р.Далдын – пер. 372 м (н\к) – р.Медвежья
18 марта–25 марта,  8 дней, 160.6 км.

На этом этапе похода мы пересекли водоразделы северо-западного края Анабарского нагорья, наиболее близко подходящие к долине р.Котуй и вышли в долину крупного его притока р. Медвежья, из верховий которой уже лежал наш путь по северной части района к его центральной части. К вечеру 3-го ходового дня мы подошли к границам тундровой зоны, в которой мы за исключением окрестностей базы Института литосферы в среднем течении р.Котуйкан находились еще три с половиной недели. В долинах крупных рек есть выходы скал. Встречаются снежные козырьки – некоторые из них мощные и весьма протяженные. В среднем течении рек на высотах до 250 м встречаются участки лиственничного редколесья или отдельные деревья, позволяющие пополнять запасы дров. Уже на этом этапе мы столкнулись с проблемами в ориентировании при ухудшении видимости, связанные, в частности, с трудностями выбора элементов рельефа для азимутов. При этом весьма легко уйти в ненужную долину с вытекающими из этого потерями времени и сил.

Первый этап похода на карте 1:1.000.000.

18 марта
Первый час ночи. 71°30'31.60" 103°12'25.01" Разгружаемся. Прощаемся с водителями. Становимся на лыжи, надеваем рюкзаки, цепляем санки и проходим по Котую, пока не скрывается из виду поселок. Нам подсвечивает луна. Проваливаемся на лыжах не сильно. Холодно. Все мокрые от ночного марша. 2.5 км со стартовым грузом за 1 час. Ставим палатку. Выпиваем чаю и спать! 71°29'46.79" 103°15'40.86"

Спится прохладно. Я бужу Васю в 9 утра. Готовим завтрак. разбираемся с горелками и сразу находим правильное решение – для использования авиационного керосина нужна бензиновая(!),  а не керосиновая форсунка, а разогревать горелку следует хорошим бензином, специально для этого взятым. Утром, пока мы ещё в палатке,  вверх по реке проходит человек на лыжах. Собираем лагерь и выходим (Фото 10). Начинается наш поход. Нам нужно пройти около 30 км до устья  Эриечки, мы их собирались еще проехать. Впрочем, это и к лучшему. Надо «уважать» места, где путешествуешь, и отдавать им «дань»  –  пройти немного по Котую. Я был в его верховьях на г.Котуйская к востоку от оз.Аян 15 лет назад!  Еще над речным обрывом видны дома  села Каяк (Фото 11). Движемся вверх по реке.  Погода сумрачная. Небо затянуто тучами. Тропежка временами до 7 –10 см. Есть свежий лыжный след. Встречаем долганина из поселка Каяк, прошедшего мимо нас этим утром. Он возвращается уже назад после проверки ловушек и сетей. Подсказывает нам, где следует срезать петлю Котуя. Там же по его словам должна быть и изба. Туда мы дойдем завтра. Долганин говорит, что во времена Советского Союза гоняли оленей в Оленек через плато. Путь их был более длинным – выходили на Афанасьевские озера и далее через верховья Рассохи. Лыжный след долганина скоро заканчивается. По плоскому правому (по ходу) берегу – чахлые лиственницы – по левому, более обрывистому, стоит высокий и хороший лес.  Однако, вдоль правого берега есть слой наста и идти легче. После 5–ти 40–минутных переходов становимся  на левом (по ходу) берегу, поднявшись несколько по руслу безымянного притока  –  71°24'48.92" 103°13'11.50" (Фото 12). Погода до конца дня стояла пасмурная без просветов. Все время задувал ветер, от которого мы сейчас защищены берегами притока.

За день: 5:36 ходовых часов, 13.9 км.
На подъём: Dh = + 100 м
На спуск:    Dh = – 97 м

19 марта
Утром тепло. –10°. Задувает ветер до 6 м\с.  Котуй прорезает древнюю платформу и почти весь левый берег здесь – это выходы скал (Фото 13, 14). Подходим к началу петли Котуя через 2 перехода  –  71°23'11.98" 103°07'07.03". Поднимаемся на правый (ор.) берег Котуя в направлении безлесной впадины (Фото 15). Видимо, во время половодья здесь течет поток воды. Подходим к небольшому озеру. На его левом берегу стоит изба. После озера идет уже хорошо разработанная долина ручья. Над ручьем висят небольшие наддувы (Фото 16). Мы идем по левому по ходу борту, пока склоны ручья не прижимаются вплотную к лесу. Здесь мы уже спускаемся в ручей, видимо летом тут перекаты – мы ощутимо поднимаемся по его руслу. Здесь очень рыхлый перемороженный снег до 50 см, но этот участок небольшой.

Завершаем подъём, выходим на выполаживание и уже по ветровому насту выходим к Котую  –  71°22'10.45" 103°02'24.83" . Срезание петли заняло 2 перехода. Этим способом мы сократили около 3 км. У реки ставим палатку и обедаем. Миша исследует берега на предмет еще других изб, но не обнаруживает. Ощутимо дует ветер. Идем дальше. По правому (ор.) берегу прыгают два зайца. Впереди хорошо видно расширение правого (ор.) берега в месте впадения реки Эриечка. Через 2 перехода подходим к тому месту, где мы можем выйти на правый (ор.) берег и, срезав устьевую петлю Эриечки, выйти в ее русло в 1 км выше впадения в Котуй. Поднимаемся на правый берег – прижимаемся к кустарнику, среди которого и вытаптываем в глубоком рыхлом снегу площадку  –  71°20'21.52" 103°07'17.51".  Палатку приходится ставить и растягивать, не снимая лыж. Дрова находятся рядом – на склоне.

За день: 9:19 ходовых часов, 16.9 км.
На подъём: Dh = + 163 м
На спуск:    Dh = –154 м

20 марта
Утро пасмурное.  –10°.  Идем по террасе над Котуем (Фото 17) и спускаемся в русло, описывающей здесь большие петли Эриечки. Тропежка умеренная. Ветер дует в спину. Под лыжами наст, либо снег до 18 см. Иногда выглядывает солнце. По берегам расположены красивые выходы светлых скал (Фото 18, 19) и хороший лиственничный лес (Фото 20, 21). Река плавно петляет. На снегу не видно никаких звериных следов. Обедаем в переходе от поворота в боковую долину, ведущую  к нужному нам перевалу на юг  в долину р.Кысыл–Хая–Юрях –  71°16'44.08" 103°18'34.74". Этот приток хорошо отсюда виден. Над ним впереди и чуть справа по ходу возвышается разделительный хребет с характерными  полосами леса на склоне (Фото 22). Он же есть и первый снизу левый (ор.) приток Эриечки. Сзади (за спиной) открываются красивые восточные отроги Плато Путорана. У поворота на «наш» приток (71°15'30.64" 103°19'12.29" 15 м) набираем немного дров, не будучи уверенными в их наличии наверху.  Вход в долину притока узкий (Фото 23). Уклон до 10 градусов. Фирн. Неглубокий снег. 1 переход до границы леса, где слияние двух истоков. Здесь и устанавливаем свою палатку  –  71°14'55.10" 103°18'21.31" 55 м (Фото 24). В русле открытые от снега красивые белые плиты и россыпи камней. Есть дрова, так что можно было бы и не запасаться ими внизу. Температура резко падает.  –25°. Ставим снежную стенку. Далее, как видим, сходив в разведку, долина сужается. Подступают снежные склоны. Место для ночлега выбрано правильно. Всю ночь дует ветер.

За день: 9:25 ходовых часов, 17.4 км.
На подъём: Dh = + 179 м
На спуск:    Dh = –133 м

21 марта
Утром пасмурно.  –10°. Чуть дует. Солнца не видно. Поднимаемся по руслу ручья. Проходим небольшой крутой участок. Приходится идти лесенкой, подтаскивая санки. Далее начинается протяженный пологий набор к водоразделу  –  71°12'24.55" 103°21'03.10" 277 м (Фото 25). Открывается вид на следующую долину – р.Кысыл–Хая–Юрях (Фото 26). На выходе в эту долину пересекаем небольшой сброс –25°, 50 м (Фото 27). Левый борт долины – каменистые увалы. Правый борт – пологие снежные склоны. Нам по этой долине – на восток (Фото 28). Наст. Ветер дует в спину. Иногда справа по ходу появляются участки со снежными козырьками. Основная долина поворачивает на юг  –  71°12'16.70" 103°27'26.50" 279 м, мы же продолжаем подъем в восточном направлении и, пересекая платообразный водораздел  –  71°12'32.44" 103°30'26.96" 318 м (Фото 29, 30), спускаемся в долину левого притока реки Хара–Тас–Сулуда (Фото 31). На склонах справа есть большие козырьки (Фото 32). Ветер по–прежнему дует нам в спину. При этом, лыжи слегка подлипают, несмотря на минус. Ставим лагерь в центре долины перед раскрытием долинки небольшого левого притока  –  71°11'02.72" 103°36'17.35" 251 м. Здесь есть отдельные кустики. Ставим стенку.

За день: 10:16 ходовых часов, 21.1 км.
На подъём: Dh = + 412 м
На спуск:    Dh = –217 м

22 марта
Утром  –10°. Дует южный ветер 10 м\с. Спускаемся в основную долину. Здесь на правом склоне –  «лес»  –  полоса лиственниц  –  71°10'24.96" 103°42'59.54" 209 м (Фото 33). Мы поворачиваем направо и движемся вверх по реке на юг (Фото 34). Лиственницы попадаются и чуть выше. Справа по ходу – выходы скал. Русло здесь сужается. Проходим участок с наледью. Обедаем уже в безлесной зоне на повороте к нашему следующему перевалу, расположенному в верховьях правого истока  –  71°08'39.52" 103°39'49.07" 235 м (Фото 35). В 200 м от места обеда  –  остатки песцовой пасти. Повернули  в долину налево по ходу. Первоначально поворот на 90 градусов. Река глубоко врезалась в склон и дальше опять поворачивает на юг. В этом месте внезапно обнаруживаем островок хорошего и мощного леса  –  71°07'38.60" 103°40'11.71" 271 м (Фото 36). Перед ним совершенно сдут снег и глубокая яма в русле ручья. Яму эту мы обходим по зафирнованному склону. Ветер меняет теперь направление на западное  и дует до вечера без перерыва. Умеренная тропежка. Все время идет набор высоты и, хотя высоты здесь небольшие, идется нам тяжело, как в первые дни горных походов. В 17.00 становимся в русле  ручья –  71°05'49.92" 103°39'59.90" 350 м. Сегодня не будем выходить на водоразделы, тем более, ветер усиливается. Рядом – склоны с открытыми камнями (Фото 37). Ставим мощную снежную стенку.

За день: 9:59 ходовых часов, 19.6 км.
На подъём: Dh = + 322 м
На спуск:    Dh = –223 м

23 марта
Утро пасмурное. Ветер 10 м\с. Идем на водораздел 71°05'09.42" 103°41'46.32" 426 м, обходя далее восточными склонами гору   Улахан–Абсака (535 м) (Фото 38). Она представляет собой приметное поднятие с протяженными пологими склонами.  Постепенно видимость улучшается (Фото 39). Ветер практически стих. Обедаем, спустившись в верховья реки Урюнг–Тас–Сулуды  –  71°01'20.64" 103°50'11.26" 375 м (Фото 40). После переходим плоский водораздел (71°00'17.24" 103°52'56.93" 418 м) и становимся в 18.00 в верховьях реки Буом–Пастах (западный исток)  –  70°59'14.46" 103°59'33.65" 397 м (Фото 41). Слой зафирнованного снега здесь совсем неглубокий – не более 20 см. Вечером был красивый закат (Фото 42). Ночью разыгралось полярное сияние. Его дуги пересекают весь северный небосклон.

За день: 10:02 ходовых часов, 21.4 км.
На подъём: Dh = + 221 м
На спуск:    Dh = –175 м

24 марта
Утром  –21° Ветер 11 м\с. Весь день двигаемся на восток. Азимут 90. Мы сегодня пересекаем множество истоков Буом–Пастаха. По пути поднимаем стаю куропаток. На восточном берегу северного истока Буом–Пастаха стоит каменная пирамида –70°59'27.85" 104°12'19.73" 371 м. В 12.00 ставимся на обед (70°59'50.32" 104°20'27.92" 396 м), не дойдя чуть до ручья Каменистый (Фото 43). Сильно дует и мы все немного устали от этого. После обеда ветер стихает. Зато падает видимость. При здешней слабопересеченной местности трудно выбирать путь. Ориентиры отсутствуют. Цепляешься взглядом на чуть удаленный заструг и тому подобное. Пересекаем заметную и хорошо разработанную водными потоками галечную долину ручья Каменистый и начинаем последний на сегодня протяженный подъём. Последнюю ходку перед ночлегом нас ведет Женя. Останавливаемся на плато,   –  71°00'17.60" 104°34'59.41" 403 м – западные оконечности в.440. Снега крайне мало. Ставим стенку.

За день: 10:57 ходовых часов, 26.0 км.
На подъём: Dh = + 245 м
На спуск:    Dh = –238 м

25 марта
С утра стоит плотный туман (Фото 44).  –14° Порывами дует ветер. Идем по азимуту. Видимость –100 метров, но потом, чуть улучшается. Спускаемся сразу в левый восточный приток р.Каменистый  –  70°59'26.99" 104°36'31.14" 369 м. После поднимаемся на водораздел 70°58'43.62" 104°37'38.03" 406 м с р.Далдын. Начинается затяжной спуск. В тумане постепенно проступают контуры восточного склона р.Чомно. Через 4 перехода от выхода из лагеря, спускаемся к реке Далдын рядом с устьем ручья Чомно  –  70°56'03.52" 104°41'21.01" 308 м  (Фото 45, 46). На последнем участке – хорошее катание. В долине реки наледи. Есть большие снежные козырьки (Фото 47). Обедать еще рановато и мы, поднявшись на противоволожный (южный) склон, проходим еще один переход к водоразделу с рекой Медвежьей. Тут уже обедаем  –  70°54'45.00" 104°45'19.01" 354 м. Ветер. Видимость ограничена. После выхода с обеда видимость не улучшается. На водоразделе растут отдельные лиственницы, которые служат нам неплохими ориентирами. Ветер дует в спину. Впереди сегодня почти весь день идет Миша. Я вторым, корректирую чуть направление. Кажется, мы переходим, наконец, водораздел с Медвежьей –  70°54'09.34" 104°47'01.75" 377 м! Внизу угадывается темная полоса. Вернее это не полоса, а темные отдельные полоски (Фото 48). Это река Медвежья! Мы спускаемся к ней по распадку притока (Фото 49). Тропежка по льду реки неглубокая, хотя снег и глубокий. Становимся на ночлег на правом берегу (ор.) в месте речной петли  –  70°51'31.68" 104°48'53.78" 256 м  (Фото 51). Вечер нам дарит очень красивый закат (Фото 50).

За день: 10:56 ходовых часов, 24.4 км.
На подъём: Dh = + 216 м
На спуск:    Dh = –363 м

6.3. Этап 2: Через Северное Анабарье на Котуйкан.

р.Медвежья – р.Мас–Диэки–Сала – пер.499 м (н\к) – р.Тыкы–Бастах – пер. 456 м – р.Фомич – останец 517 м  – останец Кадарчан – пер. 550 м – р.Сиэх–Чёнгёлёгё – пер. 624 м – р.Арбын – р.Арбын – Ортоку–Салата – пер. 601 м – р.Правый Кириестих–Юрях– р.Котуйкан.
26 марта–01 апреля, 7 дней, 155.7 км.

На этом этапе из верховий притока Котуя реки Медвежья мы вошли в северную часть нагорья. С водораздела в.506 м нам посчастливилось наблюдать грандиозную панораму долины Котуйкана и далекие – на десятки километров – виды на восток. Рельеф здесь  формируют притоки реки Попигай, собирающей стоки с севера и северо-востока Анабара. Реки текут здесь в глубоко промытых корытообразных долинах. В районе множество интересных и примечательных останцев, благодаря которым легко ориентироваться.  Форма их – от выходов массивов разрушенных скал, до значительных куполообразных массивов.  В верховьях р.Фомич стали попадаться первые группы диких оленей. Какая-либо растительность на водоразделах здесь практически отсутствует. Перейдя из долины р.Арбын в бассейн Котуйкана мы вышли в центр района, где расположена изба – старая база Института литосферы РАН, оставленная геологами в начале 90-х годов.

Второй этап похода на карте 1:1.000.000

26 марта
Утро спокойное. Проглядывает солнце. Неподалеку от места нашего ночлега на террасе левого (ор.) берега остатки песцовой пасти. Идем не очень быстро. Местами проходим участки с заметной тропежкой. Солнце вскоре скрывается за сплошной облачностью. После обеда резко теплеет, и мы тропим, да еще и с подлипом непрерывно! Часть группы борется с подлипом. Каждый своим способом. Мои новые  и просмоленные Бескиды – пока держатся. Хуже двигаться вдоль южного берега, на котором поверх мягкого наста лежит еще слой перенесенного сегодня теплого снега. Он особенно подлипает. Ветер дует с запада – нам в спину. Приносятся даже отдельные капли. К вечеру погода чуть успокаивается (Фото 52). Подлипа уже нет.  Последний переход мы проходим по чуть проминаемому и уже остывающему насту террасы северного берега, образованной на конусе выноса р.Усун–Джебелях, и становимся в русле главной реки  –  70°51'31.68" 104°48'53.78" 300 м (Фото 53). Снега мало. Толщина 15 –20 см. Стенку делаем долго и докапываемся до грунта на немалой площади с наветренной стороны палатки. Ночью дует ветер.

За день: 10:47 ходовых часов, 20.7 км.
На подъём: Dh = + 270 м
На спуск:    Dh = 225 м

27 марта
Утром солнечно. Ветер временно стих. Чуть подлипает. Доходим до слияния рек Ортоку–Сала и Мас–Диэку–Сала и сворачиваем в долину последней. Начинается сильный ветер. Мы забираемся в лиственницы, растущие на правом (ор.) склоне (Фото 54). Здесь – на «полянке» ставимся  –  70°49'19.45" 105°21'31.79" 332 м. Ветер тем временем усиливается. Ставим стенку. Сегодня день рождения Василия. Он греет на груди припасенный с Москвы коньяк. В 11 вечера проходит сильный метелевый заряд. Снег несется параллельно земле.

За день: 2:16 ходовых часов, 6.4 км.
На подъём: Dh = + 117 м
На спуск:    Dh = 87 м

28 марта
Выходим в 07.10. Сильный ветер в спину. Прохожу 2 перехода. Дальше по азимуту идет Миша. Видимость 100 –200 метров. Идем плотной группой (Фото 56). Устали от постоянного ветра и в 12.20 вынуждены стать на обед. Погода тем временем улучшилась. Появляется видимость. Ветер продолжает дуть, но он ослаб. Пересекаем водораздел  –  70°49'14.94" 105°54'36.96" 505 м. Перед нами открываются дальние горизонты. Чуть к югу от нашего пути   –  триангуляционный пункт – (70°49'12.43" 105°54'24.77") высота 506 м (Фото 57). От его основания открывается замечательный вид. Прямо под нами огромная долина Котуйкана и массивы Анабарского плато (Фото 58). Чуть погодя, налюбовавшись видами, приспустившись, ставимся  –  70°49'03.94" 105°56'23.53" 487 м. Плотный ветровой и тем же временем неглубокий наст. Следы песца. В 500 м ниже видны отдельные лиственницы.

За день: 11:36 ходовых часов, 29.6 км.
На подъём: Dh = + 554 м
На спуск:    Dh = –399 м

29 марта
Утро тихое. Солнечно.  –15°. Хорошая видимость (Фото 59).  Идем на юго–восток в направлении останца Кадарчан, хорошо видимого уже от нашей ночевки (Фото 60). Хороший наст. Идется приятно (Фото 61, 62). Обедаем, скатившись в долину реки Тыкы–Бастах  –  70°46'42.35" 106°14'41.32" 344 м (Фото 63). Место безветренное и красивое. После следующего на нашем пути водораздела (70°45'23.44" 106°21'33.88" 456 м) перед нами открываются фантастические виды верховий реки Фомич (Фото 64, 65). Снежное море с останцами и отдельными куполообразыми поднятиями. Задувает ветер. Скатываемся в широкую долину  –  70°44'36.64" 106°24'42.14" 381 м. В стороне видна группа оленей. Пересекаем еще один водораздел (70°44'15.28" 106°27'06.57" 434 м) и становимся уже на закате на ночлег в 7 км от останца Кадарчан в долине р.Фомич  –  70°43'52.00" 106°29'16.19"  386 м. Ставим стенку. Наст очень плотный.

За день: 11:26 ходовых часов, 27.1 км.
На подъём: Dh = + 366 м
На спуск:    Dh = –467 м

30 марта
Утро ветреное.  –20°.   Ясно и мы по прежнему любуемся древними останцами (Фото 66, 67). После первого перехода мы подходим к первому останцу, сложенному разрушенными скалами  –  70°42'49.28" 106°36'25.88" 517 м (Фото 68). Останец Кадарчан находится чуть дальше. Мы бросаем вещи у подножья и отправляемся на экскурсию по останцу (Фото 69, 70). Легкое лазание, хорошие виды вокруг (Фото 71). Ветер тем временем усиливается. У останца Кадарчан, к которому мы подошли через один переход (70°42'02.02" 106°39'34.27" 519 м), уже просто недолго сидим, да и его структура более простая и не столь интересная, как у его соседа – несколько столбообразных скал, плотно придвинутых друг к другу (Фото 72, 73). Продолжаем двигаться по азимуту в направлении водораздела с рекой Арбын. Истоки ручья Фомич текут в глубоких промоинах с оголенными каменистыми берегами (Фото 74, 75). Обедаем на подъеме, не дойдя до водораздела  –  70°40'41.23" 106°45'05.94" 566 м. Ветер усиливается. Видимость ухудшается. После обеда еще при видимости успеваем перевалить водораздел (70°40'02.79" 106°46'49.17" 624 м) к Арбыну и полюбоваться пейзажами. Начинается легкая верховая пурга. Видимость 100 м. Впереди на шестом чувстве прокладывает путь Миша, удерживая нужное направление. В 18.00 останавливаемся в долине реки Арбын  –  70°36'47.48" 106°53'39.66" 473 м. Снежная стенка ставится быстро. Блоки – легкие. Ветер со снегом продолжаются и стихают уже затемно.

За день: 10:56 ходовых часов, 27.0 км.
На подъём: Dh = + 502 м
На спуск:    Dh = –411 м

31 марта
Утром ясно. Вокруг плавные снежные увалы. Как только снимаем лагерь и выходим – начинается боковой ветер. Идем по азимуту, пересекая долину рАрбын–Ортоку–Салата в направлении водораздела с Котуйканом. Справа по ходу открывается характерная вершина со скальным гребнем – высота 703 м (Фото 76). Внезапно взлетает стая куропаток. Перед тем, как перевалить главный водораздел с Котуйканом, обедаем в верховьях Арбыкана  –  70°32'35.38" 107°07'18.23" 574 м. Ветер продолжается. Видимость плохая – в воздухе стоит снежная дымка. С основного водораздела (70°30'20.22" 107°10'35.67" 601 м) открывается долина Котуйкана (Фото 77) и следующие увалы анабарского плато. Спуск в долину Правого Кириестях–Юряха пологий. Появляются лиственницы. Поначалу идет наст, потом проламывающаяся корка, а в 4 км от ожидаемой нами избы у Котуйкана начинается тяжелая тропежка. Снег перемороженный. Решаем с Женей ставить палатку – уже вечер, а к избе тропить, судя по всему, долго. Уходим с Мишей и Володей (Фото 78). До избы – Котуйканская база Института литосферы РАН  –  70°26'02.15" 107°19'21.11" 291 м, оставленная в 1995 году, дотрапливаем за 1 ч. 40 мин. Есть и баня. Все в отличном состоянии! Как мы поняли, летом здесь иногда бывают клиенты, высаживаемые с вертолета на сплав вниз по Котуйкану. Возвращаемся уже в теплую палатку  –  70°27'56.45" 107°17'49.81" 369 м.

За день: 12:27 ходовых часов, 31.5 км.
На подъём: Dh = + 319 м
На спуск:    Dh = –492 м

01 апреля
С утра за 1 ч. 15 мин. В каменных отложениях ручья слева по ходу видны строматолиты. Доходим до базы (Фото 79, 80). Обустраиваемся в избе. Здесь печка, двухярусные нары (Фото 81). Топим баню. Есть старые продукты советского времени в банках – каши, тушенка.
Я, Алексей и Андрей уходим тропить наверх через Котуйкан вверх по его южному притоку – Левый Кириестях–Юрях (Фото 83). Наста нет. Даже на Котуйкане! У самого Котуйкана – множество заячьих и куропаточьих следов (Фото 82). Проходим от избы 6 км  –  70°23'28.82" 107°22'04.84" 384 м. Тропежка до 50 см. Приходится часто переходить с берега на берег в поисках «лучшего снега». В долине ручья растут старые могучие лиственницы (Фото 85). На деревьях встречаются мощные наросты (Фото 84). Красивые виды (Фото 86). Возвращаемся назад. Вечером – баня.

За день: 4:13 ходовых часов, 13.4 км.
На подъём: Dh = + 142 м
На спуск:    Dh = –155 м

6.4. Этап 3: Через сердце Анабарского нагорья к его южной границе.

р.Левый Кириестих–Юрях – пер. 570 м – р.Адардах–Болоно – р.Абар – пер. 560 м – р.Малый Кюэльлях–р.Кюэльлях – пер. 590 м – р.Котуйкан – р.Суруктах – пер. 662 м – р.Капрал – траверс Возвышенности Халчаганахта + в. 906 м + южный гребень в. 906 м (1Б) – р.Сумалах–Хатырык – р.Хатырык – пер.460 м – р.Большая Куонамка.
02 апреля–11 апреля, 10 дней, 192.9 км.

Этот этап стал зенитом похода. Мы осуществили переход через центральную часть Анабарского нагорья, совершили траверс водоразделов возвышенности Халчаганахта и поднялись на высшую точку нагорья в.906 м, откуда начали спуск с выходом на природную южную границу нагорья – реку Большая Куонамка. Здесь мы столкнулись с магнитными аномалиями, которые в сочетании с плохой видимостью, заставили понервничать впереди идущих.

Третий этап похода на карте 1:1.000.000

02 апреля
С утра солнечно.  –20°. Идется не очень легко. Переходим Котуйкан (Фото 87) и втягиваемся в долину Левого Кириестих–Юряха. За 3 коротких перехода доходим до конца лыжни. Дальше начинаем карусельную тропежку по наклонным лесистым и редколесным террасам левого (ор.) склона. После цикла Женя-я-Андрей ставим палатку и обедаем в русле  –  70°22'55.42" 107°23'48.05" 417 м. Миша и Алексей уходят вперёд и тропят до границы леса. После обеда мы доходим до конца лыжни ребят  –  70°22'07.03" 107°25'21.47" 479 м  (Фото 88). Миша достает ножовку и заготавливает дрова. Выше наст. Дует легкий ветерок в спину. Несутся дорожки снежной пыли. С водораздела (70°20'52.65" 107°29'53.72" 592 м) любуемся видами вокруг (Фото 89, 90) и спускаемся в приток Адардах–Болдоно (Фото 91, 92), где и ночуем  –  70°19'33.82" 107°34'15.60" 479 м (Фото 93). По склону убегает стая куропаток. Вечером красивый закат в мягких тонах (Фото 94). Температура опускается.  –27°
За день: 10:25 ходовых часов, 19.7 км.
На подъём: Dh = + 383 м
На спуск:    Dh = –181 м

03 апреля
Вышли в 07.20. Перевалив через отрог  –  70°19'27.73" 107°35'59.71"  501 м  (Фото 95), спускаемся и пересекаем долину Адардах–Болдоно  –  70°19'13.98" 107°38'26.23" 413 м. Здесь растут отдельно стоящие лиственницы. В долине сразу начинается тропежка, напоминающая нам вчерашнюю «карусель». Поэтому, мы решаем идти не по долинам притоков Котуйкана, как планировали, а просто по азимуту в нужном направлении, пересекая все мыслимые водоразделы  –  70°19'02.45" 107°40'28.25" 488 м > 70°18'48.56" 107°42'11.63" 445 м > 70°18'39.42" 107°45'32.00" 548 м (Фото 96, 97). Пересеченность местности благоприятствует такой тактике. Сегодня тихим было лишь утро, а сейчас, то ветер, то туман, то солнце. Тяжелым по снегу (до 60 см, переморожен) оказалось пересечение залесенной долины Абара (70°18'50.95" 107°49'41.67" 385 м) и подъем по ее восточному склону к безлесной зоне   (Фото 98). Выкарабкавшись наверх на каменные россыпи, обедаем  –  70°18'57.35" 107°53'48.77" 456 м (Фото 99). Солнце. Ветер стих. Кое–кто и загорает. Переходим водораздел 70°19'04.74" 107°55'28.12" 580 м. Открываются неплохие виды (Фото 101, 100). Под вечер, ночуем, спустившись в Малый Кюельлях  –  70°18'24.73" 108°02'00.17" 557 м  (Фото 102). Снега очень мало. Кирпичи для стенки находим в наддуве за большой каменной глыбой. Вечерняя температура  –24°

За день: 10:35 ходовых часов, 20.4 км.
На подъём: Dh = + 430 м
На спуск:    Dh = –353 м

04 апреля
Утром. Ясно.  –30°.  Безветрие. Пересекаем Малый Кюельлях (Фото 103). Подъемы и спуски сегодня идут один за другим (Фото 104). Мы движемся по прежнему на восток в направлении Возвышенности Халчаганахта – высшей  части всего нагорья. Это название отмечено ещё на карте Толмачева. Морозно и все мы обрастаем инеем. Повсюду видны следы оленей и места их вскопа ягеля. После пересечения верховий Кюэльляха (70°19'00.25" 108°15'40.05" 532 м) с водораздела (70°18'45.65" 108°19'44.88" 596 м) открывается большой и мощный белый хребет – вот она Халчаганахта! Стоит дымка, и хребет этот только угадывается. Обедаем мы в виду долины Котуйкана  –  70°18'42.41" 108°22'43.28" 582 м (Фото 105). Мы опять с ним встретились! Река вырывается из теснины и севернее через 7 км уходит в следующее сужение (Фото 106, 108). От нас убегает стадо оленей в два десятка голов. Спускаемся в долину Котуйкана  –  70°18'11.53" 108°28'43.90" 404 м (Фото 107). Нам надо пройти по ней до его правого притока Суруктаха. Как только спустились, на дно, началась тропежка с проламыванием непрочной корки наста. Поэтому мы забрались на правый склон долины и,  немного набирая высоту, стали срезать в нужном нам направлении. Здесь наст. Ветер дует в спину. Перевалив в Суруктах 70°17'12.16" 108°34'00.59" 490 м, стараемся удерживать набранную высоту и спускаемся в его долину уже перед постановкой лагеря  –  70°16'58.76" 108°35'04.85" 454 м. Вечером также прохладно.  –32°

За день: 10:45 ходовых часов, 25.1 км.
На подъём: Dh = + 398 м
На спуск:    Dh = 502 м

05 апреля
Утром прохладно.  –32°. Ясно. Ветер боковой 7 –10 м\с. К обеду поднимаемся на перевал между высотами 724 и 745, ведущий в верхнее течение реки Капрал  –  70°14'44.02" 108°52'19.16" 662 м (Фото 110). Открываются красивые виды (Фото 111). Во время обеда начинается метель. Порыв ветра надламывает носок у Мишиной лыжи, на которой сох конденсатник. Быстро ставим накладку. Ветер завывает. Видимости нет, но нам все равно надо спуститься в долину. Мы, даже немного набираем высоту  –  70°14'32.88" 108°53'34.50" 693 м. Потом поправляемся и спускаемся в долину. Впереди Миша. Из тумана из–под ног появляется испуганная куропатка бежит чуть впереди нас, потом пропадает опять в тумане. Стрелка компаса начинает крутиться. Выйдя на относительно ровное место в долине, ставимся (70°13'05.16" 108°55'14.81" 555 м) и возводим снежную стенку. Печь не ставим.

За день: 10:34 ходовых часов, 21.3 км.
На подъём: Dh = + 414 м
На спуск:    Dh = 310 м

06 апреля
С утра слегка приоткрылись боковые склоны. Потом видимость начинает исчезать. Спешим выйти и пройти, сколько удастся. Впереди сначала иду я, потом Миша. Потом сменяет Женя. Компас опять начинает мудрить. Женя, глядя на стрелку компаса, успевает описать даже небольшой круг, прежде чем мы его останавливаем. Погода ухудшается и начинается пурга. Быстро ставимся  –  70°10'32.84" 109°10'28.31" 643 м (Фото 112). Возводим мощную стенку. Печь не ставим. Ветер не стихает.

За день: 4:44 ходовых часов, 12.7 км.
На подъём: Dh = + 211 м
На спуск:    Dh = 119 м

07 апреля
Пурга не утихает и дует всю ночь и весь день.

08 апреля
С ночи все ещё дует. В 4.00 проснулись, послушали ветер и не стали готовить завтрак. Заснули. В 5 утра проснулись. Тихо. Чуть туманно вокруг. Видно далеко! Идем! И мы радостно двигаемся весь день уже почти по водораздельной линии хребтовой возвышенности Анабарского нагорья (Фото 113, 114, 116, 117, 118). 7 часовых переходов. Судя по плотности наста, здесь часто сильно дует. На обед даже заходим чуть на восточный склон  –  70°04'54.48" 109°21'19.76" 846 м (Фото 115). Вокруг множество оленей и их следов.  Температура –30°. Ставимся в верховьях Делинде–Ченгелёха  –  70°04'54.48" 109°21'19.76" 826 м.

За день: 10:38 ходовых часов, 25.6 км.
На подъём: Dh = + 313 м
На спуск:    Dh = 133 м

09 апреля
Ясное солнечное утро (Фото 119). Открываются красивые виды на верховья Котуйкана (Фото 120). Через 3 перехода после выхода оказываемся у триангуляционного пункта на высшей точке Анабарского нагорья – 908 м (по карте 1:200000) (69°57'54.54" 109°37'00.34" 906 м) (Фото 121, 122). Рядом в нескольких метрах севернее обнаруживаем еще один уже разрушенный геодезический или пограничный знак. Мы уже пересекли границу Красноярского края и Якутии. Между тем появляются признаки перемены погоды – быстро изменяющиеся, пока еще высокие облака (Фото 123). У нас в запасе, видимо, еще день. Спускаемся по каменистому водоразделу (Фото 124). Справа через долину Кюкюр–Хатырыка видны обрывы небольших ледниковых каров (Фото 126). По левую сторону мы уже давно любуемся красивой куполообразной вершиной 740 м, расположенной в левобережье Сумалах–Хатырыка (Фото 127). Это – фактический юго–восточный форпост Анабарского нагорья. Возможно, имеет также ледниковое происхождение. Весьма пересеченное движение по гребню вызывает у Жени Лапшина ассоциации с перемещением по торосам (Фото 125). Чтобы не делать лишней работы, мы сворачиваем в точке 69°56'04.15" 109°39'41.45" 861 м на гребень, отходящий на юго–восток. В этом месте довольно широко и плоско и в условиях ограниченной видимости легко ошибиться. Ниже гребень сужается. Скорость ограничивается значительным количеством открытых камней и россыпей. Мы выбираем снежные участки, прокатываемся, потом аккуратно переходим через камни и так далее. Вокруг много оленей (Фото 128, 131).  Они убегают в стороны, делают круг и возвращаются. Похоже, что южная экспозиция этого гребня и малый слой снега, облегчают им копание ягеля. Поставить палатку на обед было не так уж просто (Фото 129). Красивые виды как на восток, где внизу начинается тайга (Фото 130), так  и на запад (Фото 132). Стоит морозная дымка. Красивый закат. Нашим ориентиром служит завершающая вершина гребня (701 м по карте), с седловины севернее которой (69°51'35.15" 109°47'04.82" 702 м), начинается завершающий спуск по склону с выходами камней, но тем не менее хорошим катанием в долину Сумалах–Хатырыка (Фото 133, 134). Он завершается уже в сумерках. Мы долго еще спускаемся в поисках более пологого места. Поставили палатку под прикрытием берега ручья  –  69°50'41.71" 109°51'42.16" 447 м. Здесь уже начались лиственницы. Впрочем, небольшие одинокие угнетенные деревья были еще и на хребте. В стволе спиленного рядом с палаткой  сухого дерева Миша обнаруживает осиное гнездо (Фото 136). Видимо, лето здесь жаркое.

За день: 11:52 ходовых часов, 28.1 км.
На подъём: Dh = + 353 м
На спуск:    Dh = 733 м

10 апреля
Утром вокруг поднявшегося солнца стоит гало.  –32° (Фото 135). Вокруг чувствуется совершеннейшее спокойствие. Идем вниз через лиственничный лес (Фото 137). Справа на остатках, как мне кажется, моренного вала Миша чудом замечает кладбище. Три могилы – 2 взрослых, 1 детская  –  69°49'24.35" 109°53'11.76" 349 м (Фото 138, 139). Виды на долину отсюда красивые. Место для упокоения было выбрано хорошо. Напротив прямо через долину – характерный тектонический разрыв – разлом хребта, по которому мы планируем выйти напрямую в долину Хатырыка. Он хорошо был виден и вчера на спуске с ребра в.906. Пересекаем долину Сумалах–Хатырыка (69°49'12.99" 109°53'29.24" 304 м) и поднимаемся на неширокий водораздел  –  69°48'41.40" 109°54'24.36" 382 м (Фото 140, 141). По бортам разлома–прохода выходы  скал (Фото 142). От водораздела к Хатырыку стекает ручей, вдоль которого мы и идем. Тут множество звериных следов. Олени, рысь, волк. Взлетают куропатки. Выходим на лед Хатырыка  –  69°47'08.35" 109°57'28.27" 262 м (Фото 143). В русле остатки недавно съеденного оленя. На правом берегу расположена небольшая изба. Запасов нет. Тропежка пока неглубокая (Фото 144). На обед становимся на льду Хатырыка. Лед колем ледовым инструментом. Солнце хорошо прогревает палатку (Фото 145). После обеда все начинает затягиваться. Начинает дуть ветер. Хорошо, что в спину. Доходим до поворота в долину  правого притока следующую ниже после впадения Ары–Мастах–Хатырыка  –  69°44'18.16" 110°04'35.92" 178 м. Тут впереди быстро тропит Алексей. Здесь погода совсем уже портится. На террасе правого берега остатки оленьего загона. Покидаем  долину Хатырыка в направлении смутно видимого сейчас водораздела (Фото 146). Мы должны срезать значительную петлю. Этот путь нам подсказала Марина Христофоровна Николаева из Оленека. Здесь проходит летняя тропа оленеводов, перегоняющих стада на нагорье. Сейчас же никаких намеков на «тору»  нет. Начинается подъем по лесу с достаточно густым для этих мест подлеском. Идти вдоль ручья практически невозможно, и мы двигаемся по орографически правому склону долины притока. Нам помогает и олений след, идущий вверх вдоль долины. Погода не улучшается. Идет мокрый снег. На склоне после длительного утаптывания в глубоком снегу, где без лыж проваливаемся по пояс, ставим палатку  –  69°43'14.34" 110°04'18.05" 312 м.

За день: 11:03 ходовых часов, 19.9 км.
На подъём: Dh = + 326 м
На спуск:    Dh = 462 м

11 апреля
Неосмотрительно топили печку и наутро долго очищаем палатку ото льда. Свежего снега от 15 до 30 см. Оленьего следа уже не видно. Идется тяжело и сразу решаем двигаться каруселью. К счастью, ветер дует в спину. На водораздельном плато, несмотря на присутствие редкого лиственничного леса, отказываемся от карусели. Последнему приходится тропить заново, а кое-где и просто отыскивать след группы. Все очень быстро заносится. Идем теперь чуть медленнее, но всей группой. Переходим первый водораздел  –  69°41'27.73" 110°03'38.33" 471 м. Отдельные порывы ветра достигают значительной силы (до 20 м\с), так что даже кладет на снег Алену. Наконец мы пересекаем следующий протяженный платообразный водораздел, покрытый редкими наклоненными под постоянными ветрами лиственницами  –  69°38'32.63" 110°06'30.54" 372 м (Фото 147). Начинается ощутимый спуск и сквозь лес проступает, ожидаемая нами долина Большой Куонамки. Перед Куонамкой пересекаем небольшой пояс скал 69°36'13.24" 110°08'09.68" 187 м  с перепадом около 10 м (Фото 148) и выкатываемся к берегу напротив устья реки Сербеян (Фото 149). Большие (вековые) лиственницы. Есть пеньки. На противоположном берегу виднеется загон. На красивом берегу большой реки в лесу ставим свою палатку  –  69°35'49.20" 110°08'12.95" 157 м. Прохладный ветер стекает сюда с северного водораздела. Зябковато, так что мы выстраиваем защитную стеночку из тонких кусков непрочного тут наста и сухих стволов маленьких лиственниц.

За день: 9:06 ходовых часов, 20.0 км.
На подъём: Dh = + 284 м
На спуск:    Dh = 436 м

6.5. Этап 4: По Оленекскому нагорью к Оленеку.

р.Большая Куонамка – р.Сербейян – р.Листвянка – пер. 449 м – р.Балаган–Сала – р.Кенде – р.Матыра – р.Харан – пер.311 м – р.Чопкоки – р.Куранах – р.Кенде – пер. 309 м – р.Чурбукулах – пер. 300 м – р.Майында – р.Светлый – пер.324 м (Оленекский) – р.Оленек – пос.Харыялах – пос.Оленек
12 апреля–21 апреля, 10 дней, 225.1 км

Это был завершающий этап похода. От долины реки Большая Куонамка, берущей свои истоки в удаленной юго-западной части нагорья, не менее интересной и почти столь же приподнятой, мы вошли в зону Оленекского нагорья. Местность эта достаточно пересеченная множество хребтов высотами до 600 м.   Несмотря на отмеченные на старых картах нартовые тропы местность столь же ненаселенная люди встречаются уже в непосредственной близости от Оленека. Тропежка в лесных долинах достаточно тяжелая.

Заключительный этап на карте 1:1.000.000

12 апреля
Утро ясное. Переходим русло Большой Куонамки, входим в долину Сербейяна (Фото 149). Сразу же начинается глубокая тропежка (Фото 150). Переходим на карусельный режим. До обеда (69°31'37.78" 110°16'27.12" 215 м) успеваем пройти 2 цикла всей группой по руслу реки.  После обеда идем уже по редколесью левого (ор.) берега. Снег тут более плотный. Проваливаемся меньше. Выше устья р.Песцовый переходим на правый (ор.) берег. Здесь, в леске есть старый олений след, идущий временами, как нам кажется по линии нартовой тропы. Возможно, так оно и есть. По Сербейяну перегоняют летом и осенью домашних оленей оленекские пастухи эвенки. Подступившие склоны спускают нас на реку в 18.15. Тут обнаруживается свежий и хорошо утоптанный олений след, по которому проходим еще переход и становимся на правом (ор.) берегу в 1.5 км ниже устья ручья Листвянка  –  69°28'39.36" 110°19'17.80" 276 м. Вечером температура ощутимо падает.  –38°

За день: 11:57 ходовых часов, 22.4 км.
На подъём: Dh = + 346 м
На спуск:    Dh = –228 м

13 апреля
Утром выхожу пораньше и троплю до Листвянки  –  69°28'01.27" 110°19'34.68"  272 м (Фото 151). Здесь мы выходим из русла ручья и начинаем подъем на водораздел к Балаган–Сале (Фото 152). Опять каруселим. Снег глубокий. Сзади видны массивы Анабарского плато (Фото 153). Ставим на обед палатку  –  69°24'30.17" 110°15'23.69" 444 м (Фото 154). Мы с Мишей уходим протропить вперед на 1.5 ходки. После обеда вперед выходит Алексей и идет впереди, пока не переваливает через водораздел  –  69°21'55.49" 110°14'24.29" 458 м  (Фото 155).  Еще 1 переход, справа по ходу, как видно, начинается долина ручья. Мы становимся в лесу уже на закате  –  69°20'44.92" 110°14'27.71" 435 м. Снег и здесь глубокий. Без лыж проваливаемся почти по пояс.

За день: 11:15 ходовых часов, 18.4 км.
На подъём: Dh = + 331 м
На спуск:    Dh = –171 м

14 апреля
Мягкое солнечное утро. 1.5 километра карусельной тропежки и мы катим по просторам верховий  реки Балаган–Сала  –  69°19'43.72" 110°16'11.86" 379 м в урочище Марикта (Фото 156, 157). Здесь есть участки хорошего ветрового наста (Фото 158). Сама река промыла глубокое русло. К обеду ощутимо теплеет и темп нашего движения падает. Наст остается только короткими кусками на открытых местах. Глубина тропежки до 40 см. Сегодня красный день календаря – день рождения Жени Лапшина и мы решаем немного передохнуть и отпраздновать  это событие. Впереди остается заключительный этап нашего маршрута. Ставим палатку в лесу на правом берегу Балаган–Салы  –  69°14'53.77" 110°25'46.27" 331 м. Снег глубокий – без лыж проваливаемся по пояс.

За день: 5:46 ходовых часов, 15.9 км.
На подъём: Dh = + 101 м
На спуск:    Dh = –209 м

15 апреля
С утра  –7° Палатка за ночь обледенела. Опять сменная тропежка. Правда, мы уже не «каруселим». Через 1.5 перехода слышим гудящий звук и к нам навстречу подъезжают якуты на двух снегоходах (Фото 159). Удивлению их нет предела. Таких, как мы тут видят впервые! Приехали на охоту на северного оленя. Как раз в верховья Балаган–Салы в урочище Марикта. Описали нам обратную дорогу. Сказали, что намеченная нами нартовая тропа, идущая прямо от Кенде, отмеченная на карте, давно заброшена и заросла. Двигаться надо вниз до устья Харана, сворачивать в эту долину, а потом поворачивать налево на «нартовку». Это единственная, действующая «дорога». Мы быстро двинулись по буранному следу и к обеду вышли на реку Кенде (Кенгеде)  –  69°11'56.94" 110°39'08.68" 283 м. Пройдя по террасе левого берега около 1 км на террасе левого берега установили палатку на обед  –  69°11'14.75" 110°39'57.02" 297 м. После обеда первый переход прошел гладко. Мы прошли заброшенные строения, отмеченные на карте как развалины  –  69°10'21.29" 110°42'20.84" 285 м  (Фото 160). Здесь в 60–е годы был поселок геологов. Внезапно началась мощная метель. След снегохода практически занесен. Видимость резко упала. Мы продолжаем двигаться вниз по реке. Выглянуло на короткое время солнце. Все вокруг окрасилось нежно-розовыми тонами и вдруг, опять налетает мощный заряд метели! Все стихло. Мы ставим палатку на реке среди крупных камней  –  69°06'42.73" 110°40'15.17" 278 м (Фото 161). Наши новые знакомые приезжают затемно вечером. Рассказывают про охоту.  Нам дарят свежее мясо оленя. После метели говорят, все занесло и пришлось пробивать дорогу заново. Долго сидим и общаемся, потом они возвращаются в свою палатку, стоящую выше по реке у устья Балаган–Салы.

За день: 11:42 ходовых часов, 27.9 км.
На подъём: Dh = + 220 м
На спуск:    Dh = –273 м

16 апреля
Утро морозное. Проходим заброшенное 2–этажное строение на левом (ор.) берегу. Через 2 перехода слышим знакомое гудение. Нас догоняют наши новые знакомые. Они, груженные добычей, возвращаются в Оленек. По буранному следу, оставшемуся за ними, идется быстро (Фото 163). Проходим остатки двухэтажного когда–то жилого строения на правом берегу Кенде (Фото 162). Мы сворачиваем с Кенгеде на реку Харан (68°59'37.57" 110°49'18.66" 244 м) (Фото 164). Здесь на берегу есть заброски оленеводов, ждущие летней перекочевки – нарты с хозяйственным грузом (Фото 165). На Харане небольшой слой плотного снега на льду. Легкая Алена даже бежит без лыж. Володе Куликову это удается хуже. Мы поворачиваем с реки налево на нартовую тропу, на которую свернул буранный след  –  68°57'30.38" 110°44'58.34" 274 м. Поднявшись на водораздел, ставим палатку на открытой поляне в лиственничном лесу  –  68°56'50.96" 110°46'08.69" 311 м. Сегодня тоже красивый закат.

За день: 12:08 ходовых часов, 28.6 км.
На подъём: Dh = + 215 м
На спуск:    Dh = –184 м

17 апреля
Утро облачное. Идем по буранному следу. Временами он проходит по просеке (Фото 166). Часто, след идет по более открытым местам. Как искать нартовую тропу при отсутствии свежих следов не вполне понятно (Фото 167). Зарубок не видно. Пеньков немного. Местность тут достаточно пересеченная. Множество ручьев и распадков, не отмеченных на карте. Погода продолжает портиться. Под вечер становимся уже в долине Чопкоки в 2-х переходах от реки Куранах  –  68°51'18.47" 111°16'57.29" 184 м (Фото 168). Начинает идти крупными хлопьями снег и сыпет всю ночь. Здесь мы варим оленину в котле на костре, подвесив кан на тросик между двумя огромными лиственницами.

За день: 12:17 ходовых часов, 29.2 км.
На подъём: Dh = + 304 м
На спуск:    Dh = –431 м

18 апреля
С утра мы очищаем ото льда палатку. Тепло, временам подсыпает мокрого снегу (Фото 169) и очень скоро мы все начинаем подлипать. (Главное – не поднимать лыжу.) Выходим на Куранах. Река большая. Долина широкая. Здесь уже начинают появляться отдельные елки. Идется тяжеловато (Фото 170). К тому же начинает проваливаться лыжня. Температура +3. . Мы переходим на ночной режим хождения.  Становимся на обед и на отдых/сон до захода солнца на левом (ор.) берегу в 2 км от устья Усун–Юряха пройдя 10 км по Куранаху  –  68°49'29.06" 111°27'20.56" 135 м (Фото 173). Перед тем мы прошли через большой огороженный олений загон\кораль с воротами на вход и выход в лесу на правом берегу реки. С севера над Куранахом стоит невысокий кряж. Особенно красивые виды открылись на закате (Фото 171). Видны и увалы, откуда мы вышли (Фото 172). Тем временем Миша и Андрей уходят вперед протропить. После снегопада буранный след засыпан. Выходим в 19.00. Без следа в этой тайге уже сложно ориентироваться. Уже ночью мы трижды пересекаем Куранах и уходим по следу в береговые заросли. Появляется ответвление следа вниз по реке и свежий след на правый (ор.) берег  –  68°49'22.94" 111°33'44.75" 126 м. Тут уже очевидная нартовая тропа – прорубленная узкая просека. После ручья Лахалах вдруг справа в кустарнике видны олени, лай собак – это кораль – стойбище оленеводов эвенков их Хараелаха  –  68°48'56.38" 111°36'49.90" 133 м. Они выходят из жилища. Говорят, что свежая буранка это их – ездили специально, чтобы указать нам дорогу по просьбе Марины Христофоровны. В стаде –1800 голов. Объясняют дальнейший путь по нартовой тропе. Мы прощаемся. Через полчаса выкатываемся на лед Кенгеде (68°48'36.63" 111°38'24.01" 127 м) и в 23.00 останавливаемся на «ночлег»  –  68°48'01.62" 111°38'34.51" 127 м.

За день: 16:33 ходовых часов, 21.3 км.
На подъём: Dh = + 228 м
На спуск:    Dh = –281 м

19 апреля
Выходим в 03.00. Нартовая тропа круто поднимается от Кенде пересекает отрог (68°47'25.81" 111°40'40.59" 169 м) и ручей Талахтах (68°47'17.82" 111°41'50.67" 136 м) и поднимается к водоразделу в.325 м. Идется уже тяжеловато. Народ засыпает на «перекурах» (Фото 174). Подлипает. Тепло и в 08.00 мы ставимся чуть в стороне от нартовой тропы  –  68°45'45.29" 111°50'31.99" 295 м. Без лыж проваливаемся по пояс. Летают и поют птицы. Весна! Проходят во встречном направлении несколько оленьих упряжек (Фото 175). Во главе первой – эвенк, кажется не говорящий на русском. Много молодых лиц.

Выходим после отдыха в 20.00. Вскорости пересекаем  сам водораздел  –  68°45'34.90" 111°51'36.22" 338 м. Встречаем пару отставших оленей, бредущих вслед за прошедшим аргишем. Местность достаточно пересеченная. Пересекаем оба истока ручья Чубукулах. Идем до полуночи и останавливаемся в западном истоке р.Майында  –  68°41'59.60" 112°03'52.06" 232 м. После того как стемнело, ощутимо стало холодать. Снег в стороне от нартовой тропы глубокий.  –20°. После еды проваливаемся в короткий сон.

За день: 20:32 ходовых часов, 26.5 км.
На подъём: Dh = + 504 м
На спуск:    Dh = –399 м

20 апреля
Выходим в 03.00. Идется очень хорошо. Встречаем красивый рассвет (Фото 176). Спустившись к Майынде  –  68°39'02.27" 112°10'21.47" 160 м, начинаем подъем по слону ее левого берега к водоразделу  с долиной крупного притока   –  р.Светлый (Фото 177).  С водораздела (68°36'54.46" 112°11'50.67" 223 м) открываются красивые виды на холмистую местность. Нартовая тропа к ручью не подходит и проложена по правому (ор.) склону ручья. В 08.00 останавливаемся на притоке ручья Светлый –  68°35'52.69" 112°15'49.32" 183 м (Фото 179). Снег уже раскис. Начинается сильнейший подлип. А местами лыжи глубоко проваливаются. Жарит солнце. Место здесь уютное. Не пойдем сегодня в Оленек! На берегу ручья празднуем день рождения Алены Акимовой – третий день рождения за поход! Вечером мимо нас проезжает в сторону стойбищ кавалькада буранов, возглавляемая Мариной Христофоровной Николаевой – директором совхоза. Общаемся. Фотографируемся (Фото 180). Вечером заходят на чай эвенки, встреченные нами ранее в стойбище (Фото 181). Рассказывают про свое бытье. Сейчас, в мае, будет отел. В конце мая–июне они начинают движение на север. По Кенде до через Балаган–Салы на Сербейян. Оттуда по Хатырыку поднимаются на Анабарское нагорье и доходят до верховий Налим–Рассохи, где и проводят все лето до первых морозов. Тут надо спешить, а то уже были случаи, когда бригада со стадом из за мощного паводка застревала в нижнем течении Кенде.

За день: 5:10 ходовых часов, 17.2 км.
На подъём: Dh = + 208 м
На спуск:    Dh = –256 м

21 апреля
Утро (ночь) ясная. Нартовка прекрасно укатана и «звенит». Даже немного отдаёт. Обнаруживаем след от грузовика, спускающийся вниз к ручью. Этот же след уходит вдоль склона наверх – это лесовозная дорога в Оленек. Она есть и на картах. Нартовка тем временем поворачивает направо к перевалу на Оленек  –  68°35'06.38" 112°20'47.97" 243 м. Перед перевалом (68°34'34.46" 112°21'24.52" 324 м) и на спуске с него несколько раз встречаем рассвет, поскольку солнце то прячется, то появляется из за холмов. Над солнцем стоит световой столб (Фото 182). Открывается захватывающая панорама реки Оленек (Фото 183)! Спуск крутой и быстрый! Спустившись, поворачиваем вправо к реке и по зафирнованному склону выкатываемся на лед  –  68°33'05.22" 112°22'46.92" 102 м (Фото 186). Северный берег реки – непрерывная цепь скальных выходов (Фото 184). Фотографируемся (Фото 185). Я звоню Анатолию – нашему новому знакомому, встреченному на Балаган–Сале. Он нас встретит. Катимся по буранному следу (Фото 187). Видны уже дома Оленека на левом берегу (Фото 188). Приближается точка снегохода и в километре от поселков Оленек и Харыялах. встречаемся с Анатолием. Он грузит наши рюкзаки и санки на сани-прицеп и везет к себе домой. Мы катим налегке. Я удлиняю палки. Впереди видно движение машин через Оленек. Поворачиваем направо в Харыялах, где живет наш знакомый и работает в котельной. Размещаемся у него в доме  –  68°30'03.46" 112°23'37.32" 129 м. Жена Анатолия эвенкийка – фельдшер, работает в Оленьке (Фото 189). Баня, стол, котлеты из оленины.

Первая новость, что зимник уже три дня, как закрыли! Ближайшие машины, которые на свой страх и риск будут прорываться в Удачный, неизвестны. Частное такси в таких условиях не ездит. Значит, придется лететь.

Мы с Василием усаживаемся в сани снегохода и Анатолий везет нас в Оленек. Сначала в аэропорт. Ближайший рейс сегодня после обеда. Следующий – через 5 дней! Заказываем билеты. Оформят их перед посадкой. Заезжаем также в местный этнографический музей. Очень интересная экспозиция. Жаль, что немного времени. Возвращаемся в Харыялах. Успеваем, и помыться и посидеть за столом.
Вылетаем вовремя (Фото 190). За окном разворачивается красивая панорама: лента реки Оленек (Фото 191), полосчатые структуры (Фото 192), реки, тайга.

В аэропорту Полярный чисто и пусто. Наши билеты взяты с запасом и выяснить удастся ли нам улететь сразу (послезавтра), не удается. Нам предлагают гостиницу в аэропорту, но там дороговато.  В городскую гостиницу не дозвонились. Договорились, что останемся на ночь в аэропорту. Все стихает. Мы засыпаем.

За день: 5:09 ходовых часов, 17.7 км.
На подъём: Dh = + 255 м
На спуск:    Dh = –307 м

Перелет Оленек-Полярный на карте из Физического Атласа СССР (1:5.000.000).

6.6. Отъезды.

22 апреля
С утра Женя Лапшин отправляется к начальнику аэропорта. Тот входит в наше положение и нам переписывают билеты на завтрашний рейс в Москву.

23 апреля
Проходим регистрацию. Уже перед выходом на летное поле к нам подходят и говорят, что троим из нас придется остаться. Самолет вышел после ремонта и в нем сняли ряд кресел. Мы – лишние. Кому оставаться – думали недолго. Остаются: я, Женя Лапшин и Света Белоусова. Наши рюкзаки и лыжи уже сданы в багаж и улетают без нас. Прощаемся с ребятами и выходим в зал аэропорта. Нас отправят ближайшим прямым рейсом в Москву через 3 дня –26 апреля. Пока же, размещают бесплатно в гостинице для экипажей, расположенной справа от здания. Уютные небольшие номера с телевизором. Кухня, прачечная со стиральными машинами, душ. Много цветов. Шкаф с интересными и просто развлекательными книгами. Обстановка здесь – по своему домашняя. На обед предлагают возить на служебном микроавтобусе в столовую в городе.

24 –24 апреля
Время проходит в чтении книг и интересных беседах с сотрудниками аэропорта и администратором гостиницы Еленой Михайловной. Нам устраивают также экскурсию к трубке Удачной (Фото 193). Ее глубина 585 м. Она – вторая в мире по размерам. Неподалеку, в городе, памятники карьерным самосвалам и экскаваторам. В жилом массиве в центре сквера расположен памятник замечательному геологу Ларисе Попугаевой, с именем которой связано открытие кимберлитовых трубок в районе в 40–е годы.

26 апреля
Как и было обещано, мы вылетаем домой! Пролетаем над редколесьем в районе Удачного. Позже уже пересекаем Плато Путорана. Ярко светит солнце и узнаются некоторые характерные озера. Четко угадываю Дюпкун по его характерному загибу на юге (Фото 194). После пролетаем Енисей в районе устья р.Хантайка. Видно, что лед набух и с водой. Дальше, к сожалению все скрывается в облаках, ну а у Москвы практически нет следов снега. Мы дома!

Фото-отчёт.

7. Географические координаты перевалов и ночевок.

В настоящем разделе мы приводим координаты и высоты ключевых мест маршрута: места лагерей, перевалов, вершин и иных точек. Более полный набор координат имеется в техническом описании маршрута.

Описание точки.

Координаты
Сев.широта Вост.долгота Высота (м)

  1.  

Место выгрузки у села Каяк

71°30'31.60" 103°12'25.01"

  1.  

Лагерь 0 – на льду р.Котуй

71°29'46.79" 103°15'40.86"

  1.  

Лагерь 1 – устье безымынного прав. притока р.Котуй

71°24'48.92" 103°13'11.50"

  1.  

Начало обхода петли Котуя  по долине сухого русла

71°23'11.98" 103°07'07.03"

  1.  

Конец обхода петли Котуя

71°22'10.45" 103°02'24.83"

  1.  

Лагерь 2 – прав.берег р.Котуй перед устьем р.Эриечка

71°20'21.52" 103°07'17.51"

  1.  

Поворот с р.Эриечка на приток к перевалу 277 м

71°15'30.64" 103°19'12.29"
15 м

  1.  

Лагерь 3 – на притоке р.Эриечка

71°14'55.10" 103°18'21.31"
55 м

  1.  

Перевал 277 м между р.Эриечка  и р.Кысыл-Хая-Юрях

71°12'24.55" 103°21'03.10"
277 м

  1.  

Поворот на перевал 318 м

71°12'16.70" 103°27'26.50"
279 м

  1.  

Перевал 318 м между р.Кысыл-Хая-Юрях  и р.Хара-Тас-Сулуда

71°12'32.44" 103°30'26.96"
318 м

  1.  

Лагерь 4 на левом истоке р.Хара-Тас-Сулыды

71°11'02.72" 103°36'17.35"
251 м

  1.  

Слияние истоков р.Хара-Тас-Сулуда

71°10'24.96" 103°42'59.54"
209 м

  1.  

Остров леса в безлесной зоне южного истока Хара-Тас-Сулуды

71°07'38.60" 103°40'11.71"
271 м

  1.  

Лагерь 5 в верховьях р.Хара-Тас-Сулуды

71°05'49.92" 103°39'59.90"
350 м

  1.  

Перевал 426 м в сев.-зап. плече г.Улахан-Абсака между южным истоком верховьях р.Хара-Тас-Сулуды и р.Урюнг-Тас-Сулуда

71°05'09.42" 103°41'46.32"
426 м

  1.  

Перевал 418 м между р.Урюнг-Тас-Сулуда и р.Буом-Пастах

71°00'17.24" 103°52'56.93"
418 м

  1.  

Лагерь 6 в верховьях р.Буом-Пастах

70°59'14.46" 103°59'33.65"
397 м

  1.  

Лагерь 7 в вост. истоках р.Каменистый

71°00'17.60" 104°34'59.41"
403 м

  1.  

Река Далдын у устья р.Чомно

70°56'03.52" 104°41'21.01"
308 м

  1.  

Перевал 377 м  между р.Далдын и р.Медвежья

70°54'09.34" 104°47'01.75"
377 м

  1.  

Лагерь 8 на р.Медвежья

70°51'31.68" 104°48'53.78"
256 м

  1.  

Лагерь 9 на р.Медвежья у устья р.Усун-Джебелях

70°51'31.68" 104°48'53.78"
300 м

  1.  

Лагерь 10 на в «лесу» на правом берегу р.Мас-Диэки-Сала

70°49'19.45" 105°21'31.79"
332 м

  1.  

Перевал 505 м на между р.Мас-Диэки-Сала и истоками р.Балыга-Суох

70°49'14.94" 105°54'36.96"
505 м

  1.  

Лагерь 11 на востоке от в.506 м над водоразделом между р.Лабастах и р.Балыга-Суох

70°49'03.94" 105°56'23.53"
487 м

  1.  

Перевал 456 м между р.Тыкы-Бастах

70°45'23.44" 106°21'33.88"
456 м

  1.  

Перевал 434 м и истоком р.Фомич

70°44'15.28" 106°27'06.57"
434 м

  1.  

Лагерь 12 на р.Фомич

70°43'52.00" 106°29'16.19" 
386 м

  1.  

Останец 517 м в верховьях р.Фомич

70°42'49.28" 106°36'25.88"
517 м

  1.  

Перевал 624 м между р.Сиэх-Ченгелёге и р.Арбын

70°40'02.79" 106°46'49.17"
624 м

  1.  

Лагерь 13 на р.Арбын

70°36'47.48" 106°53'39.66"
473 м

  1.  

Перевал 601 м между истоками р.Арбыкан и р.Прав.Кириестих-Юрях

70°30'20.22" 107°10'35.67"
601 м

  1.  

Лагерь 14 на р.Прав.Кириестих-Юрях

70°27'56.45" 107°17'49.81"
369 м

  1.  

Лагерь 15 – Котуйканская база Института литосферы РАН у устья р.Прав.Кириестих-Юрях

70°26'02.15" 107°19'21.11"
291 м

  1.  

Перевал 592 м между р.Лев.Кириестих-Юрях и р.Адардах-Болдоно

70°20'52.65" 107°29'53.72"
592 м

  1.  

Лагерь 16

70°19'33.82" 107°34'15.60"
479 м

  1.  

Река Абар – место пересечения

70°18'50.95" 107°49'41.67"
385 м

  1.  

Перевал 580 м между р.Абар и лев. притоком р.Кюельлях

70°19'04.74" 107°55'28.12"
580 м

  1.  

Лагерь 17 в долине р.Мал.Кюельлях

70°18'24.73" 108°02'00.17"
557 м

  1.  

Перевал 596 м между истоками р.Кюельлях и р.Котуйкан

70°18'45.65" 108°19'44.88"
596 м

  1.  

Лагерь 18 в долине р.Суруктах

70°16'58.76" 108°35'04.85"
454 м

  1.  

Перевал 662 м между р.Суруктах и р.Капрал

70°14'44.02" 108°52'19.16"
662 м

  1.  

Лагерь 19 на р.Капрал

70°13'05.16" 108°55'14.81"
555 м

  1.  

Лагерь 20-21 (пурговка) на р.Капрал

70°10'32.84" 109°10'28.31"
643 м

  1.  

Лагерь 22 в верховьях р.Делинде-Ченгелёх на возвышенности Халчаганахта

70°04'54.48" 109°21'19.76"
826 м

  1.  

Высота 906 м - высшая точка Анабарского нагорья (измерено у подножья тригопункта)

69°57'54.54" 109°37'00.34"
906 м

  1.  

Поворот на спуске с в.906 м на юго-восточный гребень

69°56'04.15" 109°39'41.45"
861 м

  1.  

Перевал 702 м в юго-восточном гребне в.906 - ведет на р.Сумалах-Хатырык

69°51'35.15" 109°47'04.82"
702 м

  1.  

Лагерь 23 на правом притоке р.Суонамалах-Хатырык

69°50'41.71" 109°51'42.16"
447 м

  1.  

Старое (православное) эвенкийское кладбище на Суоналах-Хатырыке

69°49'24.35" 109°53'11.76"
349 м

  1.  

Перевал 382 м с р.Суоналах-Хатырык на р.Хатырык

69°48'41.40" 109°54'24.36"
382 м

  1.  

Лагерь 24 на правом притоке р.Хатырык ниже устья р.Ары-Мастах-Хатырык

69°43'14.34" 110°04'18.05"
312 м

  1.  

Перевал 471 м на водоразделе к востоку от р.Оюр-Юрях на пути к р.Бол.Куонамка

69°41'27.73" 110°03'38.33"
471 м

  1.  

Водораздел 372 м последнее плато на пути к р.Бол.Куонамка

69°38'32.63" 110°06'30.54"
372 м

  1.  

Лагерь 25 -а берегу р.Бол.Куонамка напротив устья р.Сербейян

69°35'49.20" 110°08'12.95"
157 м

  1.  

Лагерь 26 на берегу р.Сербейян между р.Песцовый и р.Листвянка

69°28'39.36" 110°19'17.80"
276 м

  1.  

Перевал 458 м между р.Листвянка и р.Балаган-Сала

69°21'55.49" 110°14'24.29"
458 м

  1.  

Лагерь 27 в верховьях р.Балаган-Салы

69°20'44.92" 110°14'27.71"
435 м

  1.  

Лагерь 28 на прав.берегу р.Балаган-Сала

69°14'53.77" 110°25'46.27"
331 м

  1.  

Лагерь 29 на льду р.Кенде

69°06'42.73" 110°40'15.17"
278 м

  1.  

Поворот с р.Харан на нартовую тропу к Оленеку

68°57'30.38" 110°44'58.34"
274 м

  1.  

Лагерь 30  у пер.311 между р.Харан и р.Чопкоки

68°56'50.96" 110°46'08.69"
311 м

  1.  

Лагерь 31 на левом берегу р.Чопкоки выше устья р.Куранах

68°51'18.47" 111°16'57.29"
184 м

  1.  

Дневной лагерь на р.Куранах в месте ухода нартовой тропы на лесистые террасы левого берега

68°49'29.06" 111°27'20.56"
135 м

  1.  

Стойбище оленеводов на р.Лахалах ниже устья р.Куранах

68°48'56.38" 111°36'49.90"
133 м

  1.  

Лагерь 32 на льду р.Кенде

68°48'01.62" 111°38'34.51"
127 м

  1.  

Перевал 169 м на нартовой тропе между р.Кенде и р.Талахтах

68°47'25.81" 111°40'40.59"
169 м

  1.  

Дневной лагерь у нартовой тропы на водоразделе в.325

68°45'45.29" 111°50'31.99"
295 м

  1.  

Перевал 338 м между р.Талахтах и р.Чубукулах

68°45'34.90" 111°51'36.22"
338 м

  1.  

Лагерь 33 на правом притоке р.Майында

68°41'59.60" 112°03'52.06"
232 м

  1.  

Перевал 223 м между долинами р.Майында и р.Светлый

68°36'54.46" 112°11'50.67"
223 м

  1.  

Лагерь 34 на левом склоне в долине р.Светлый

68°35'52.69" 112°15'49.32"
183 м

  1.  

Перевал 324 м (Оленекский) между р.Светлый и р.Оленек

68°34'34.46" 112°21'24.52"
324 м

  1.  

Поселок Хараелах – конец маршрута

68°30'03.46" 112°23'37.32"
129 м

 

8. Оценка сложности маршрута.

Анабарское нагорье по нашему мнению и как следует из материалов настоящего отчета не относится к районам с нулевой технической сложностью, к которым, например, традиционно относят Ямальскую и Гыданскую тундры или Таймыр. В районе значительные перепады высот, а некоторые локальные препятствия могут быть категорированы на уровне 1А –1Б категории сложности. Тем не менее, для оценки сложности маршрута оставим здесь оценку, применяемую к тундровым районам.
Маршрут относится к категории с ТС = 0

1. Протяженность маршрута П = kД, где:

Д  –  длина маршрута по карте, состоящая из 734 км, в зачет –734 км;
k  –  коэффициент, зависящий от рельефа местности; при походах с ТС = 0  –  равен 1.1. Для Анабарского нагорья в силу особенностей его рельефа коэффициент может быть увеличен и полагаться равным 1.15.
Тогда П = 1.15 * 734 км = 844.1 км.

2. Перепад высот на маршруте В = Вi = 18,76 км

Эквивалентная протяжённость при ТС = 0 считается как
ЭП = П+ = 844.1 км + 93,8 км =947,9 км

3. Продолжительность активной части маршрута 35 дней.

Нормальная продолжительности похода () для походов шестой категории сложности  –  не более 24 дней. За это время необходимо преодолеть расстояние (ЭПmin)  –  580 км.
В случае, если в продолжительность похода (t) входят все дни (включая дневки и "пурговки"), то t>tн и "необходимо увеличить соответствующее значение ЭПmin на величину ЭПл, равную произведению «лишних ходовых дней» на указанную в п.8 таблицы 1 «Методики…» протяженность дневного перехода (п)", где п = 26 км.
То есть, при ТС = 0, для маршрута VI к.с. пройденном за 35 дней
ЭПmin.ф = 580 + 11 * 26 = 866 км
Тогда: ЭП = 947,9 км  > ЭП min ф = 866 км.

Следовательно, пройденный маршрут соответствует заявленной «шестой» категории сложности.

9. Дополнительные сведения о походе.

Материально обеспечение.

9.1. Групповое снаряжение.

Основная задача группового снаряжения в любом походе – обеспечение максимальной безопасности и максимально возможного комфорта. Перечень нашего группового снаряжения – результат предыдущего опыта длительных спортивных походов в тундре.

Наименование

Количество

Вес 
в г

Палатка

1

8800

Непромокаемая подстилка

1

860

Спальник 3–х местные

Комплект из 2–х конвертов

5500

Спальник 3–х местный

Комплект из 2–х конвертов

5500

Спальник 3–х местные

Комплект из 2–х конвертов

5000

Накидка–«конденсатник»

1

3050

Печка + вставка для трубы

1

3400

Лавлист / подставка под примуса

1

520

Лопата снеговая / подставка под печку

1

1100

Топор

1

1000

Ножовки в чехлах (300 + 450)

2

750

Пила двуручная укороченная

1

700

Горелка «Primus» Multifuel

1

565

Горелка «Primus» Omnifuel

2

1185

Баллоны MSR (0.975 л) и Primus (1.0 л) для жидкого топлива

2

365

Стеклоткань

2

400

Автоклав (7 л) с каном  и набором для кухни

1 комплект

2600

Кан 7 л

1

750

Скатерть

1

200

Сумка для дров

1

200

Ремнабор

1

4500

Аптечка

1

2300

Ледобуры

8

800

Гвозди (300 мм)

8

500

Репшнуры и стропы

 

750

Походная документация

1 комплект

800

Ледовый инструмент (Grivel)

2

1200

Крючья скальные

3

150

GPS–навигаторы + батарейки

2

600

Видеокамера Panasonic

1

600

Фотоаппарат Canon PowerShot G –10 + аккумуляторы

1

900

Спутниковый телефон Iridium+аккумулятор

1

600

Веревка (0,8 мм)

50 м

1100

Щетки–сметки (120+150)

2

270

Струбцины для ЦК

1

350

Подсвечник

1

100

Будильник

1

100

ИТОГО

 

58 065

Только часть предметов из указанного списка «покупные». Очень многое сделано своими руками или доделано «под задачу». К таким предметам относились: автоклав, топор, двуручная пила, палатка, спальники, струбцины для ЦК, конденсатник и подстилка, снеговые лопаты.

Палатка – самодельный двухслойный шатер, сшитый специально к нашему походу Светой Белоусовой, ввиду отсутствия в активе группы палаток на 9–ять человек. В основании палатки положен квадрат со сторонами 400 х 400 см, вверху  –  восьмигранная пирамида, высота  –  240 см, вес 8.8 кг (Фото. 35,112,145,154). Сшита палатка из нескольких видов плотного технического капрона (внешняя) и тонкого парашютного капрона (внутренняя). Дно – промокаемое, дышащее из технического капрона (непромокаемое дно – серьезная угроза тотального «потопа» при опрокидывании жидкости, например котла с чаем.) В месте выхода печной трубы через крышу имеется карман для съемной дюралевой вставки. Место дежурного в правом переднем углу здесь в дне палатки сделано отверстие 30 см Х 40 см с клапаном, застегивающимся на пуговицах. На дно палатки под спальники мы стелили полотнище из тонкого непромокаемого материала.

Печка вместе с экономайзером и упаковкой весит 3.4 кг. При установке крепится на снеговую лопату, высвобождающуюся после постройке стенки. В месте контакта трубы с крышей предусмотрена дюралевая снимаемая вставка.  Использование печки позволяет просушить личные вещи, обувь, натопить воды, даже сготовить гречку в автоклаве и, самое главное, комфортно отдохнуть. Ограничением в ее установке и использовании является сильный ветер и снегопад. Постепенно мы накапливали и сжигали в печке мусор.  Немалый численный состав группы позволял без большого труда набирать дрова на 2–3 дня.

В целях безопасности примуса следует разжигать раньше, чем печку, а затем внимательно следить за тем, чтобы они не перегревались. Для этого бензиновые бачки желательно отодвинуть подальше и прикрыть стеклотканью. Автоклав в комплекте с каном, половником и некоторыми хозяйственными мелочами (Фото. 70) весит 3 кг. Использование автоклава при готовке позволяет существенно экономить горючее, позволяет максимально сократить время приготовления пищи при варке супа и круп, вкусно и сытно поесть. Когда вечером уже была растоплена печка, на нее ставился чайный кан и топилась вода. После ужина топилась вода на завтрак, что позволяло экономить время утреннего дежурства. В качестве топлива использовался авиационный керосин, заказанный заранее в Хатанге.  Все готовки осуществлялись на примусах.

Спальники –3  комплекта из двух 3–х местных «конвертов» (один в другой). Утеплитель во всех спальниках –2 слоя холлофайбер –200. "Конденсатор" – общая накидка на спальники. Сшита накидка из тонкого капрона, утеплитель  –  однослойный холлофайбер–200. Использование «конденсатника» позволяет спальникам дольше оставаться сухими, предохраняя их от конденсата, дает дополнительное тепло и сравнительно легко просушивается на ветру  при минимальном солнце во время обеденной стоянки.

Центральный кол для палатки очень быстро собирался из двух лыж при помощи двух специально изготовленных струбцин. В качестве подставки под кол желательно заранее заготовить небольшой кусок толстой «пенки», а на верх кола для  предохранения ткани палатки надевается донышко от пластиковой бутылки.

Когда удавалось найти более–менее приличный наст, то для заготовки снежных кирпичей применялись дюралевая лопата с ребрами жесткости и прорезями для рук 380х500х2мм и дюралевый лист 300х520х2мм. Лопата использовалась также как подставка при установке печки, лист – как подставка для примусов. В тех случаях, когда наст был слишком ломкий, кирпичи выпиливались ножовкой. Второй ножовкой кирпичи выравнивались и подгонялись по месту. Обе ножовки использовались и для пилки дров. Двуручная пила использовалась для пилки крупных стволов лиственниц.  В комплект снаряжения входил топор.

Ледобуры и скальные крючья в нашем походе использовать не пришлось.  Водопадов нам не попалось, скальные сбросы мы обошли, и ледовый инструмент использовался иногда для колки речного льда. Гвозди предполагалось использовать при креплении оттяжек в мерзлой земле. К счастью – не пригодились.

В комплекте группы были 2 спутниковыхнавигатора: командирский Garmin E – Trex Vista HCx  и резервный Garmin GPSMap76 Cx. В качестве элементов питания мы уже не первый год традиционно используем литиевые элементы Energizer AA Ultra, хорошо «держащие» отрицательные температуры.

9.2 Личная одежда и снаряжение.

В настоящем походе использовалось как самостоятельно изготовленные одежда и снаряжение, так и готовые изделия. В любом случае крайне  важно, чтобы каждый предмет личного снаряжения был подобран с учетом климатических особенностей арктической тундровой зоны. К этим особенностям, прежде всего, относятся сильный ветер и очень низкие температуры. Причем ветер на Анабарском нагорье довольно сильный и дует почти постоянно, только временами немного стихая .
Поэтому конструкция одежды должна обеспечивать хотя бы минимальный комфорт, и, самое главное, предохранять от обморожений и общего переохлаждения.
Погода в марте-апреле очень переменчива. Буквально за несколько часов ветер может поменяться, температура воздуха может повыситься градусов на 40, а вместо колючего снега пойдет дождь. Реальна и мокрая пурга, при которой вымокнуть еще проще. А через сутки опять вернется привычный холод… Основные требования к материалам, из которых пошита одежда, достаточно просты. Они должны защитить от ветра, хорошо отводить влагу, не удерживать ее, и быстро сохнуть. Кроме того, одежда должна хорошо удерживать тепло, быть прочной и просто удобной. Очень хорошо себя зарекомендовали современные капиллярные материалы – холлофайбер, полартек и их многочисленные аналоги. Мембранные материалы, удовлетворительно работающие при плюсовых температурах и в горах, как правило, себя плохо оправдывают. Хорошо зарекомендовал себя лавсан, из которого были сшиты ветровые костюмы двух участников. Прекрасно зарекомендовала себя продукция российской фирмы Сэтила satila.ru из Санкт-Петербурга, предоставленная группе для апробации в походных условиях. Мы использовали кинетическое (нательное) белье, ходовые рукавицы (Holm), шапки (Kennet E).
Необходимо также иметь возможность выбора, то есть лучше две не очень толстые куртки (или свитера), чем одну толстую. Можно иметь и две анораки – «тяжелую» против ветра и «легкую» для мягкой погоды и против мокрого снега.
Тем не менее, совершенно универсальных конструкций не бывает. Необходимо учитывать и индивидуальные физиологические особенности: обильность потоотделение, способность к теплоотдаче, устойчивость кожи к неблагоприятным воздействиям и т.п. Общий вес личного снаряжения составляет около 22 кг. Но в рюкзаке, естественно, гораздо меньше, но в зависимости от погодных условий.
Примерный перечень личной одежды и снаряжения


Наименование

Количество

Вес (гр)

Лыжи «Бескид» с креплениями

1 пара

5000

Лыжные палки

1 пара

700

Рюкзак

1

1500

Нарты (с обвязкой)

1

1500

Транспортная сумка для нарт

1

450

Пояс для транспортировки нарт

1

100

Кружка, миска, ложка

1 комплект

400

Нож

1

200

Коврик

2

1200

Куртка теплая (холлофайбер\пух)

1

1100

Куртка\анорак ходовые (мембрана\ лавсан)

1

700

 Верх полар-300

 1

700

 Верх полар-200

 1

400

Рубаха ходовая (полар–100\ виндстопер)

1

300

Майка нательная

1

170

Штаны ветровые самосбросы (полар-200+каландр)

1

300

штаны штормовые ходовые (авизент\ лавсан)

1

500

штаны повседневные из виндстопера

1

480

Штаны нательные

1

160

Трусы  

2

100

Ботинки в комплекте с бахилами и подбахильниками

1 пара

2000

Носки полушерстяные

6 пар

400

Чуни бивачные

1 пара

320

Перчатки из виндстопера

1 пара

80

Варежки ходовые

1 пара

150

Варежки универсальные теплые

1 пара

250

Ветровая маска

1

80

Шапка из виндблока ходовая

1

70

Шапка бивачная

1

50

Гигиенический набор

1

200

Очки солнцезащитные

1

60

Налобный фонарик + запасные батарейки

1

100

Кошки

1

900

Карабины

3

250

Ледобур

1

150

Репы 2м, 5м

2

100

Компас

1

25

Спички в гермоупаковке

1

15

ИТОГО

21 160

Восемь участников использовали  лыжи «Бескид». Пластиковые лыжи (старые горные), использовались Аленой Акимовой. Нами была взята и запасная лыжа, однако серьезных поломок в походе не произошло. Трое участников использовали хорошо зарекомендовавшие себя в прежних наших тросиковые крепления конструкции Вячеслава Бойцова из Екатеринбурга, славные прочностью щечек и мощностью тросов.

Модели нарт не отличались большим разнообразием. Наиболее распространенная  и прекрасно себя зарекомендовавшая во множестве походов  модель пластиковых санок фирмы «КРИС-групп» «Сноуплан» (38х80х8см) была у семерых участников группы. Еще у двоих участников были т.н. рыбацкие сани, доставлявшие немало неудобств владельцам при тропежке по снегу с верхней коркой наста из-за их большей ширины и профиля дна, более приспособленного для передвижения по ледяной поверхности. Снаряжение в санях размещалось в  специальной непромокаемой транспортировочной (нартовой) сумке.

У всех участников было по два коврика.

Обувь у большинства участников была «инновационная»  Sorel, Kamik или Baffin (Канада), но у одного участника были традиционные («консервативные») ботинки + подбахильники + бахилы.

Элементы личного снаряжения могут существенно различаться в силу личных пристрастий, но важно, чтобы все они выполняли свои основные задачи, создавая максимальных комфорт и обеспечивая безопасность.

9.3 Питание.

Раскладка была традиционная – групповая, но подготовленная с учетом предпочтений каждого участника. Во второй половине похода она была несколько большей по сравнению с началом похода. Режим питания – трехразовый. Особенностью этой раскладки является практическое отсутствие утренних сладких молочных каш и, соответственно мясной едой утром и вечером. Это было обусловлено, как индивидуальными особенностями ряда участников, так и повышенным уровнем физических нагрузок в походе.

Сухое мясо заготавливалось индивидуально участниками. Для удобства процесс его заготовки по договоренности был сгруппирован у нескольких участников.

Дополнительно, каждый участник готовил по паре личных «сюрпризов» на ужин – так что каждый второй день у нас был праздник помимо трех дней рождения – Василия Иванова, Жени Лапшина и Алены Акимовой, отмеченных в походе.

Примерная раскладка в расчете на 9 человек в день (в граммах)

 

1 –17 день

18 –35 день

Завтрак (вариант №1)

Гречневая крупа

450

540

Мясо сухое

225

225

Овощи сухие

75

75

Масло сливочное

150

150

Колбаса сырокопченая

300

300

Всего

1200

1290

Завтрак (вариант №2)

Картофельное пюре (сублимированное)

600

675

Мясо сухое

225

225

Молоко сухое

180

180

Масло сливочное

150

150

Колбаса сырокопченая/ сыр

300

450/350

Всего

1455

1680/1580

Обед

Суп-концентрат «в пакетиках»

210

210

Халва / или мармелад

300/450

300/450

Колбаса сырокопченая

300

450

Всего

810/960

810/960

Ужин
(вариант №1)

 

Рис (длиннозернистый)

540

630

Овощи сухие

75

75

Мясо сухое

225

225

Масло сливочное

150

150

Сало

300

300

Сухие ягоды (гала)

90

100

Всего

13800

1480

Ужин
(вариант №2)

 

Макароны

675

825

Мясо сухое

225

225

Масло сливочное

150

150

Сало

300

300

Лимон с сахаром (2:1)

300

300

Всего

1650

1800

Ежедневный «карманный сухой перекус»

Сухофрукты

675

825

Ежедневно на группу 
(в среднем)

 

 

Конфеты (карамель в сортименте)

450

540

Сахар

750

750

Соль

45

45

Чай

110

110

Специи в ассортименте

100

100

Таким образом, в первой половине похода вес раскладки колебался от 605 г до 690 г в расчете на человека в день. Во второй половине похода раскладка увеличилась до 650 г и даже 758 г на человека в день.

С утра, «на ход», раздавались конфеты и сухофрукты. Для желающих – растворимый кофе. Сухари, сушки, галеты, дополнительные конфеты входили в «индивидуальное снаряжение» – их брали, кто и сколько хотел.

9.4. Ходатайство о пропуске для въезда в пограничную зону.

9.5. Особенности использования авиационного керосина.

В походе мы использовали горелки Primus Multifuel (1 шт), Primus Omnifuel (2 шт). Использовали авиационный керосин ТС –1. Несмотря на то, что в рекомендациях производителя написано, что для керосина нужно использовать форсунку диаметром  0.28 мм, с этим отверстием горелки практически не функционировали. Плохо разгорались, слабо работали и достаточно быстро затухали. Решение было найдено во второй день. Поменяли форсунки на более широкие  0.35 мм и  0.37 мм, которые по документации считаются бензиновыми. С ними мы прошли весь поход.

С этими форсунками горелки работают устойчиво и вполне мощно. Разогрев горелок при работе с любым жидким топливом обязателен. Для этого мы использовали сначала спирт, затем бензин (которого было примерно литр как раз для этих целей). Керосином разогревать нельзя, т.к. воспламеняется он лишь при температуре 60 градусов по Цельсию.

Для целей разогрева достаточно пары миллилитров жидкости залить под рассекатель, мы всегда лили пол крышки от бутылки. Как с точки зрения безопасности (можно случайно перелить, разлить под горелку и пр.), так и с точки зрения экологии в палатке, стоит рекомендовать для разогрева именно спирт.

Тем не менее, отмечен повышенный уровень сажеобразования как в воздухе, так и на внутренней стороне палатки в районе горелки, иной раз вплоть до появления хлопьев сажи в воздухе. Это происходит в основном при начале работы, когда горелка ещё полностью не прогрета, или при попытках повторно разжечь залитую или только что выключенную горелку, которая в зимних условиях быстро успевает остыть. Ещё нужно добавить, что когда горелка заливается, и подача паров керосина продолжается, палатка достаточно быстро наполняется весьма своеобразным и неприятным запахом, так что дежурный должен быть всегда начеку, чтоб перекрыть подачу топлива.
Один из выводов имеющий статут гипотезы, что для работы с керосином ТС –1 лучше бы подошла форсунка некоторого промежуточного диаметра типа  0.31– 0.33 мм. В этом случае обеспечивалось бы полное сгорание паров даже в не до конца прогретой горелке. К сожалению, мы до сих пор не проверили это. Для этого нужно взять стандартную форсунку 28 (их номер фактически означает умноженный на сто диаметр в миллиметрах) и рассверлить её до  0.31 мм и далее последовательно до  0.33 мм, аккуратно ставя эксперименты по разогреву воды и имитации заливания.

В расчёте на  37  дней мы брали на группу из  9–ти человек 35 литров керосина. В середине похода мы оставили в избе  4.5  литра. В конце похода осталось ещё 3 литра. Готовили мы всегда три раза в день (горячий обед среди дня). Но нужно учитывать, что у нас почти всегда была печка, позволявшая сэкономить на топке воды для вечернего чая и утренней готовки.

9.6. Таймырское восстание 1932 года.

Здесь мы приводим хронологию Таймырского восстания 1932 года по книге: Денисов В.В. Хронология Таймыра:  хронология исторических событий генезиса Таймыра и Норильского района / авт.–сост. В.В. Денисов, под ред. С.А.Стрючков, Л.Н. Стрючкова. — Норильск : АПЕКС, 2009. — 224 с.

В конце 1931 года Таймырский окружком партии и оргбюро Восточно–Сибирского крайкома и крайисполкома направили в тундру коммунистов и комсомольцев для проведения коллективизации местного населения. Установка: провести кампанию в течение зимы 1931 –32 гг.  со 100–процентным  охватом коллективизацией населения всего округа. Началось раскулачивание. В спешке сгоняли оленей в общее стадо, объединяли орудия лова песцов и т.д. У будущих колхозников отнимали основное богатство — оленей. У части населения возникло недовольство.

1932–й год

* 28 марта. Создан Таймырский АО.

* «Кулацкий съезд» в Волочанке с участием 50 человек под председательством Василия Сотникова (родственника знаменитых купцов — атамана и первооткрывателей Норильска) выгнал приехавшего уполномоченного — т. Красноярова, заявив ему: «Требуем собрать общий съезд Авамского района. На нем обсудить: кто такие кулаки, почему и кем они лишены всех прав?» Партуполномоченный Краснояров и милиционер Дрянных ехали арестовывать Сотникова.

* 31 марта. Дудинка.В Авамский район выехал особоуполномоченный И. Кудряшов с заданием всё–таки произвести арест В. Сотникова.

* 5 апреля. В с. Мироновское собрание, созванное прибывшими из г. Дудинка уполномоченными, было сорвано в момент удаления с него «кулаков». Уполномоченного М. Ячменева выгнали, заявив: «Всех кулаков, их имущество мы взяли под опеку».

* 6 апреля. Начало антисоветского восстания в с. Мироновское коренного северного населения (долган и ненцев) под руководством родо–племенного вождя шамана Р.Бархатова. Причиной, вызвавшей массовый протест, стало безвозмездное и произвольное изъятие оленей, попытки расколоть население по имущественному признаку,  а также искусственное насаждение коллективных форм хозяйства. Восставшими арестованы особуполномоченные Денисов, И. Краснояров и М. Ячменев.

* 13 апреля. Дудинка. Принято решение направить вооруженный отряд для подавления кулацкого выступления в Авамском районе Таймырского АО.

* 14 апреля. Село Мироновское. Шаман Р. Бархатов разослал во все концы округа гонцов на перекладных с распоряжением «хватать всех русских, вершить суд по совести».

* 15  апреля. Село Мироновское.  Председатель Верхне–Долганского Совета А. Попов был назначен шаманом Р. Бархатовым начальником штаба повстанцев,  после чего собственноручно расстрелял особуполномоченных Денисова и Красноярова,  арестованных повстанцами. М. Ячменев согласился служить повстанцам.

* 20 апреля. Село Летовье. Прибывшие на переговоры с повстанцами  Р. Бархатова секретарь окрисполкома И. Кудряшов и В. Степанов были взяты заложниками. После этого повстанцы внезапной атакой на оленьих упряжках разгромили советский отряд Кондратюка, безмятежно ожидавший возвращения парламентеров. Понесшие потери повстанцы, возвратившись после боя, убили заложников (И. Кудряшова, В. Степанова и захваченных ранее Дрянных и Хорева). На сторону повстанцев перешел секретарь окружного суда М. Орлов, отставший от отряда Кондратюка.

* 21  апреля. Хатанга.  Повстанческий отряд К.  Чарду  («Хатангская Орда») захватил райцентр. Убиты председатель Исполкома Краснопеев, секретарь Николенко, учитель В. Замазчиков. Около 100 русских жителей Хатанги взяты заложниками.

* 24 апреля. Руководство повстанцев направило письмо правительству СССР: «МОСКВА. ВЦИК. Копия в Дудинку, ОКРИСПОЛКОМ. Признавая Советскую власть, как власть трудящегося народа, совершенно не стремясь к ее свержению, мы, туземцы Таймырского национального округа, с первых дней организации таковой начали испытывать тяжесть налогов и небывалый нажим местных властей, поглощающим произволом великодержавного шовинизма. Реконструкция нашего хозяйства на социалистические рельсы начала производиться темпами центральных частей Союза,  без всякого учета специфических условий Севера. Наложение налогов, платежей, твердых заданий по пушнине, превышающих действительную возможность, неправильное определение классового расслоения, разъезды вооруженных русских, разного рода перегибы национальной политики местных властей среди туземного населения привели к полному негодованию, охватившему в данный момент районы Авамский, Хатангский, Ессейский, часть Якутии общей численностью более 5  тысяч душ. Несмотря на наши намерения изменить существующие ненормальности мирным путем, на рассвете 20 апреля с.г. отряд под руководством Кондратюка, Кудряшова открыл ружейный огонь по нашим жилищам. После дружного отпора с нашей стороны, Таймырский окрисполком формирует новые отряды для учинения над нами расправы. Чтобы избежать дальнейших обоюдных жертв, вторично заявляем о своих намерениях урегулировать все вопросы мирным путем, чем остановить уже военизированное группирование туземного населения. От имени восставших просим ВЦИК срочно приостановить произвол местных властей,  урегулировать вопросы путем переговоров, так как мы от справедливых повинностей перед государством не отказываемся. По поручению от народа: от долган — Петров, от тунгусов — Анциферов, от самоедов — Бодалей.

* 5 мая. Собрание повстанцев одобрило текст телеграммы «К народам мира», предложенный шаманом Р. Бархатовым: «ВСЕМ! ВСЕМ! ВСЕМ! Племена малых народностей по Таймырскому полуострову, год тому назад организованные Советским правительством в самостоятельный округ, с первых дней начали испытывать всю тяжесть нажима от мероприятий диктатуры пролетариата. Прикрываясь программой Коминтерна по национальным вопросам, русские власти округа, пользуясь некультурностью аборигенов Севера, повели произвол великодержавного шовинизма без предварительного изучения экономики туземного хозяйства и разъяснительной работы. Несмотря на свою оторванность от массы, местные власти произвели среди промышленников, оленеводов, непонятное для тундры классовое расслоение и этим самым вызвали вражду между сородичами. Вековые традиции племен были позорно смяты. Социальная реконструкция туземных хозяйств начала проходить, как в центральных частях Советской России. Моральное угнетение, наложение непосильных налогов, платежей, твердых заданий по пушнине, далеко превосходящих действительную добычу пушнины,  уничтожение свободы религиозных убеждений, частые разъезды русских вооруженных групп, с оскорблением гуманитарных чувств населения, — вызвали открытое негодование, протест населения, выразившийся восстанием, охватившим в данный момент Хатангский, Авамский районы, Ессей (Илимпийского района Эвенкии) и часть Якутии, общим числом более 5 тыс. людей. Расправа с восставшими превзошла все границы. Не щадя детей, на рассвете 21 апреля с.г. русские открыли огонь по туземным мирным жилищам. Получив единодушный отпор с нашей стороны, русские опять стягивают военные силы и, пользуясь всеми техническими средствами, опять хотят двинуться на туземцев. Во имя всемогущего Бога, мы,  угнетенные племена Таймырского полуострова,  с мольбой обращаемся ко всем Европейским державам о защите и удержании руки властей от несправедливой расправы.  Нам хорошо известна цивилизованная забота Европейских держав о своих племенах. Через громадные  пространства мы, туземцы Русского Севера,  протягиваем к вам руки с твердым убеждением, надеждой получить помощь в самое ближайшее время. По поручению туземных племен Таймыра руководитель движения Р. Бархатов».

* 12 мая. Руководитель повстанцев Р. Бархатов объявил о полной амнистии всем задержанным русским: «Все — независимо от своей партийной принадлежности — могут считать себя свободными».

* Май. Первый отряд подавления (снаряженный предположительно в феврале) числом в 25 человек был встречен сильным огнем и вернулся в Дудинку безрезультатно. В марте сформировали второй отряд из 87 человек. Командиром отряда был назначен начальник Игаркского ОГПУ Шорохов, впоследствии служивший в Норильлаге. В состав отряда вошли добровольцы — коммунисты и комсомольцы из Игарки, Дудинки и 20 человек из Норильска. К концу месяца коренное население прекратило сопротивление. Руководители восстания были арестованы или уничтожены в боях. Во время восстания были убиты 36 советских и партийных работников, в том числе норильчане: Георгий Хорев, председатель рудкома, и Геннадий Чач, продавец магазина. С уполномоченными расправлялись с особой жесктокостью: одевали на шею аркан–маут, привязывали к санкам и волокли по тундре, а потом топили в озерах. Число восставших в документах называется разное, но нигде, в доступных архивных источниках, не указывается больше трехсот человек — в восстании приняло участие менее 10 % населения только двух районов Таймыра.

* «Мероприятия. Пункт 5. По линии Таймырского аппарата ОГПУ необходимо: а) обеспечить осведомлением все родовые Советы, имея в каждом не менее 2 –3 человек из туземцев и 2 русских; б) создать резидентуру в каждом районе...; в) всех повстанцев и их пособников взять на учет, заведя на них разработку «ТЕМНЫЕ» (из «Докладной записки о контрреволюционном повстанческом движении в Авамском и Хатангском районах Таймырского округа» начальника Игаркского горотделения ОГПУ Шорохова 26.07.1932 г.).  По сделанным оргвыводам секретарь окружкома партии А.Е. Пермяков и председатель окружного совета А.А. Иваненко были сняты с работы.

* 1 сентября. Политбюро ЦК ВКП(б) приняло секретное постановление и направило письмо обкомам и крайкомам ВКП(б) сибирских и северных территорий СССР «Об извращениях политики партии на Крайнем Севере».  В нем действия местных властей характеризовались как «преступные перегибы в практике мест в обласи коллективизации», а руководящим работникам «Оленеводтреста» и «Союзохотцентра» объявлялся строгий выговор «за недопустимые директивы».

* У населения изъяли оружие. И как раз перед переходом к зимним пастбищам дикого оленя. А мясо его было одним из главных видов питания местного населения. Без его запасов на зиму оставлять людей невозможно: это могло вызвать голод и быть расценено как месть. М.Шорохов пошел на беспрецедентный шаг: он снова раздал коренному населению оружие и обеспечил снабжение его боеприпасами. Голод на Таймыре был предотвращен.

10. Стоимость проживания, питания, снаряжения, средств передвижения.

Расходы в настоящем походе имели следующую структуру:
Продукты, топливо, медикаменты и прочие расходы:

  1. Расходы на подготовку, закупку продуктов питания, медикаментов, частей ремнабора, расходных материалов, элементов электропитания и проч. в Москве, Челябинске и Сарове –52 336 рублей.
  2. Предварительная покупка продуктов питания, авиационного керосина (+накладные расходы) Игорем Смарыгиным в Хатанге –24500 рублей.
  3. Дозакупка недостающих продуктов и питание в Хатанге –6190 рублей.
  4. Питание в Оленеке и Полярном/Удачном –5529 рублей.

Итого: 88 555 рублей / 9 839 рублей на участника
Проживание:
Гостиница в Хатанге с 15-го по 17 марта –10 540 рублей / 1171 рублей на участника
В аэропорту Полярного мы провели 2 ночи в зале ожидания. После отправления основной группы в Москву 23 апреля оставшиеся три участника были поселены руководством аэропорта в гостиницу летного состава по 26 апреля бесплатно.
Транспорт:

  1. Москва-Красноярск –4700 рублей на участника
  2. Красноярск-Хатанга –13600 рублей на участника
  3. Багаж Красноярск-Хатанга –13712 рублей / 1524 рубля на участника
  4. Хатанга–Каяк (2 машины на шинах низкого давления) –25000 рублей / 2778 рублей на участника
  5. Перевоз группы и Багажа из поселка Хараелах в аэропорт Оленека (+накладные расходы) –4000 рублей / 444 рубля на участника
  6. Удачный-Москва –19900 рублей на участника

Итого: 440 873 рубля / 48 986 рублей на участника
Таким образом суммарные расходы группы составили 539 968 рублей или 59 996 рублей на участника.

11. Итоги, выводы и рекомендации по прохождению маршрута.

* С точки зрения лыжного туризма – Анабарское нагорье – район для маршрутов только высоких категорий. Помимо рельефа и жесткого климата это объясняется и тем, что он совершенно безлюден, зимой здесь вообще никто не бывает, ни оленеводы, ни охотники. Район этот оказывается более пустынным, чем обширные тундровые пространства Ямала и Гыдана. Немногочисленные населенные пункты расположены только на дальних подходах к границам плато. Для того, чтобы просто дойти на лыжах из пункта «А» в пункт «В» через Анабарское нагорье, нужно преодолеть значительное расстояние, которого как раз хватит на «шестерку» без учета всех других осложняющих факторов.

* При передвижении по нагорью лучше прокладывать маршрут по его возвышенной, водораздельной части, так как там есть вполне приличный наст. В долинах крупных рек снег рыхлый, приходится тропить, как правило, челноком. В первоначальном и заявленном плане похода у нас было немало участков, проложенных традиционно по долинам рек. Столкновение с реальным состоянием снега быстро нас перевело на движение по возвышенностям и, попав в долину, мы старались быстрее выйти из нее и подняться на водоразделы. Так, отсутствие ветрового наста на Котуйкане и глубокий снег в его долине свело на нет, наше желание посетить в радиальном или радиально-кольцевом выходе хорошо известные из водных путешествий скальные останцы, расположенные ниже по течению.

* За 71–ой параллелью очень ощущается нехватка кислорода в воздухе. Кроме того, высота самого плато – около 1 тыс. м над уровнем моря. В совокупности эти факторы способствуют возникновению типичных симптомов «горняшки»,  характерных для высокогорных районов. Особенно остро эти эффекты чувствуются в первые недели похода.

* Рельеф водораздельных участков плато, в особенности в центральной его части, очень сильно сглажен. Так как Анабарское нагорье – это сплошной камень, не зря геологи называют его Анабарским щитом. Немногочисленные осадки не смогли «напилить» и промыть в нем глубоких русел, очень характерных для «типичной» тундры. Хотя карта и приборы показывают на маршруте значительные перепады высот (сотни метров в день), однако выбрать дальний ориентир для определения направления движения зачастую невозможно. Особые трудности возникают здесь при движении в условиях ограниченной видимости.

* Осложняют передвижение и многочисленные магнитные аномалии. Периодически стрелка компаса начинает описывать необъяснимые круги полностью дезориентирующие впереди идущего. Особенно это «напрягает» при «белой мгле», тумане, пурге.

* Самой характерной особенностью района (кроме стоимости подъездов) являются резкие и частые смены погодных условий, в том числе и в течение одного дня. Например, утро может начаться с  –15° С, к полудню потеплеть до  –3° С, а к 19 часам похолодать до  –35° С. Ветер может меняться за день по несколько раз. Сильнейшая мокрая пурга может начаться в обед после вполне безоблачного утра, а к заходу солнца может прекратиться и смениться тридцатиградусным морозом. Очень неприятны неожиданно и неоднократно налетающие заряды мокрого снега, тающего на одежде, особенно если к вечеру температура в течение часа падает с почти 0 до  –30°С.

* Постоянная проблема – установка палатки на ночь или на обед. Это вызвано те, что на возвышенных местах наст, как правило, не толще 20–30 см, поэтому лыжу для оттяжки в нем надежно не закрепишь. Снежный покров «неудобен» и в долинах рек. 100 –120 см сыпучего снега заставляют тропить челноком, при этом очень плохо держат лыжи на оттяжках.

* Время проведения похода мы чуть–чуть не угадали. Надо бы было выходить на неделю раньше. Лучше бы мы померзли (морозы вначале были до  –40°С). Весна в районе Оленька в начале XXI–го века наступает стремительно. В последнюю неделю из–за подлипа нам пришлось перейти на «ночной» график передвижения, отсыпаясь теплым днем. А до прекращения движения по зимнику Оленек–Удачный не хватило всего трех дней.

* Выбранное нами направление движения с северо–запада на юго–восток, оказалось правильным и соответствовало розе ветров. Вместе с тем нам представляется перспективным выход из Центральной части Анабарского нагорья в крупное село Саскылах, расположенного на правом берегу реки Анабар и столица Анабарского улуса Якутии. Преимущества такого выхода заключаются как в сравнительно быстром движении по обширной тундровой зоне с разбросанными скальными останцами, прорезанной глубокими долинами рек, стекающих с нагорья, так и в возможности вылета регулярными авиарейсами авиакомпании Алроса в город Удачный.

* Немалая часть, отмеченных  на картах в южной части района ближе к Оленеку нартовых троп, представляющих из себя просеки в подлеске или редколесье шириной с нарту, не поддерживается или проходит в наши дни совершенно по другому маршруту. В любом случае, перемещаться по ним удобно лишь при наличии свежего нартового или снегоходного следа. При его отсутствии "тропа" с легкостью может быть быстро утеряна. Метки на стволах деревьев в виде зарубок практически не встречаются.

* Остается весьма перспективной малопосещаемая юго–западная часть нагорья – междуречье верховий рек Большая Куонамка и Маган. Высоты здесь мало уступают центральной части, а рельеф представляется более пересеченным. Посещение зрелищных скальных останцев Среднего Котуйкана в условиях автономного похода, требует сроков, приближающихся к 40 и более ходовым дням. При таких временных сроках похода возможно запланировать и пересечение всей южной части нагорья – от озера Ессей, связанного авиарейсом и зимником с Турой, до Оленека. В таком походе лесная часть его уже будет весьма значительной.

* Мы выражаем глубокую благодарность всем, оказывавшим содействие в подготовке и реализации нашего похода: Николаю Рязанскому (ФСТ ОТМ), Алексею Ярошевскому (компания Астрэвел, Москва, ФСТ ОТМ), Сергею Панову (Москва, ТССР), Антону Еремину (авиакомпания S7, Москва/Новосибирск), Валерию Злобину (Москва, ГИН РАН),  Анатолию Цирульникову (Москва), М.Митрофанову (Москва), Юлии Дороговой (Калуга), Ольге Крушельницкой (Москва), Михаилу Сазонову (Калуга), Игорю Смарыгину (Красноярск), Игорю Павленко (Хатанга), Анатолию Егорову (Харыялах), Марине Николаевой (Харыелах), коллективу Аэропорта Полярный (г.Удачный)и иным многим неназванным здесь нашим друзьям и товарищам, помощь которых была весьма желанной и полезной.

* Особая благодарность нашему другу Вадиму Васильеву  и  возглавляемой им фирме Сэтила из Санкт-Петербурга, предоставившей для тестирования в походе новые образцы своей экспедиционной одежды, продемонстрировавшие замечательные свойства уверенной защиты от ветра, быстрого высыхания и обеспечения телесного комфорта в экстремальных условиях Заполярья.

12. Список литературы и используемых карт.

  • Ю.П.Пармузин Средняя Сибирь. Москва, Мысль,  1964, 312 с.
  • Н.Ф. Сивцева «Металлогения Анабара исключительно сложна и интересна...» Об одной из самых неисследованных территорий Севера, Илин №6, 2005, Якутск
  • Красникова О. А. Геолог и палеонтолог И. П. Толмачев (1872-1950) и Чукотская экспедиция 1909-1910 гг. // Люди великого долга : материалы междунар. ист. XXVI Крашенинник. чтений. - Петропавловск-Камчатский, 2009. - С. 134-139
  • Толмачев И.П. Об экспедиции на оз.Оссей и реки Хатангу и Анабару. Изв. Русск. Геогр.Об–ва. 1906 т.42, в.2 –3. С.795
  • Г.М.Василевич Эвенки. Ленинград, Наука, 1969, 304 с.
  • И.С.Гурвич Культура северных якутоволеневодов. Москва, Наука, 1977, 248 с.
  • В.И.Дьяченко Охотники высоких широт. Долганы и северные якуты.  Санкт–Петербург, Европейский дом, 2005, 272 с.
  • Топографические карты Генштаб СССР масштаб 1:200000  –  R –48–01–02, R –48 –35 –36,  R–49–01–02, R –49 –35 –36, R–50–01–02, R–50–35 –36
  • Топографические карты Генштаб СССР масштаб 1:1000000  –  R–47–48, R–49–50.

 
в начало
В начало
 Пишите на на главную
На главную